КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г.Уфа                                                                                                4 октября 2005 г.


 

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Башкортостан в составе

председательствующего                                                               Леонтьева

судей                                                                                                 Тулубаевой

                                                                                    Харрасовой  

рассмотрела в судебном заседании 4 октября 2005 года кассационные жалобы осужденной Шайхутдиновой Е.М., адвокатов Крикун В.Г. и Ермолаев кассационное представление заместителя прокурора Калининского района  Гостищева А.Ю. на приговор Калининского районного суда г. Уфы РБ от 5 августа 2005 года, которым

Шайхутдинова Елена Магзяновна, 12 июня 1972 года рождения, уроженка г. Уфы РБ, проживающая в г. У»!'4'' у^' Черниковская, д.  4,  кв.  7, со средним образованием,  работающая продавцом в ООО "Вешта", ранее не судима осуждена   по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 8 годам лишения свободы с отбываним  в исправительной колонии общего режима.

Постановлено     о  взыскании  с  осужденной  в  пользу  потерпевшей Шайчутдиновой Ф.М. в счет возмещения морального вреда 100000 рублей.

Заслушав доклад председательствующего, объяснение адвокатов Крикуна В.Г. и Ермолаева И.Н., поддержавших доводы своих кассационных эалоб объяснение потерпевшей Шайхутдиновой Ф.М. и ее адвоката Чуклиной о законности и обоснованности приговора, мнение прокурора Багаутдинова поддержавшего доводы кассационного представления, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Шайхутдинова признана виновной в умышленном убийстве на почве личных неприязненных отношений своего мужа Шайхутдинова.

 

Преступление совершено 27 ноября 2004 года в период времени с 15 часов

30 минут до 17 часов 30 минут в г. Уфе РБ при изложенных в при изложенных обстоятельствах.

Шайхутдинова в судебном заседании виновной себя признала частично.

В кассационных жалобах и представлении:

- прокурор Гостищев А.Ю. просит приговор отменить. Указывает, что суд не обоснованно в качестве отягчающего наказание обстоятельства признавшего наступление тяжких последствий, что само по себе предусмотрено в качестве признака преступления. Кроме того, указывается, что в приговоре фактически не  отражены   доказательства,   представленные   стороной   защиты,   неправильно

трактуется заключение судебно-медицинского эксперта, необоснованно в основу приговора положено причинение ранее осужденной своему мужу телесных повреждений, чему следователем уже дана оценка;

-    осужденная   Шайхутдинова   просит   приговор   отменить   и   вынести
оправдательный приговор на основании ст. ст. 37 и 39 УК РФ. Указывает, что в
судебном заседании не доказан ее умысел на умышленное убийство мужа, не дана
оценки его поведению в момент причинения ему смерти, а именно тому, что он ее
избивал и душил, ничем не подтверждены выводы суда о склонности ее к агрессии
и на ее артистизм и другие человеческие качества как на факты, подтверждающие
ее умысел на убийство. Судья, признавая ее виновной в умышленном убийстве, в
то же время в частном представлении пришел к выводу о том, что умысел на
убийство органами предварительного расследования не доказан;

- адвокат Ермолаев И.Н. в основной и дополнительной кассационной жалобе
просит приговор в отношении Шайхутдиновой изменить и переквалифицировать
ее деяние на ч. 1 ст. 108 УК РФ. Указывает, что суд не выполнил требования
кассационной инстанции, отменившей ранее приговор по данному делу, приговор
вынесен в нарушении требований ст. 307 УПК РФ, поскольку в нем не указаны
мотивы совершенного преступления;  суд не исследовал и не дал оценки
причинению   Шайхутдиновой   потерпевшему   телесных   повреждений   при
самообороне,    хотя    наличие    у   Шайхутдиновой   телесных   повреждений
подтверждено заключением судебно-медицинской экспертизы; судом выполнены
не  свойственные  ему  функции  обвинения,  поскольку при  первоначальном
рассмотрении уголовного дела сторона обвинения отказалась от обвинения
Шайхутдиновой по ч. 1 ст. 105 УК РФ, т.е. такого обвинения уже не существует,
судом не были исследованы многие доказательства по делу и оценки им не дано;
выводы   суда,    изложенные    в   приговоре,   основаны   на   недопустимых
доказательствах, а именно практически со всеми постановлениями о назначении
экспертиз Шайхутдинова ознакомлена за два дня до окончания предварительного
расследования, при этом суд без каких-либо оснований отклонил ходатайства
стороны защиты о признании доказательств стороны обвинения недопустимыми;

-    адвокат   Крикун   В.Г.   просит   отменить   приговор   в   отношении
Шайхутдиновой и принять решение в соответствии со ст. ст. 37 и 39 УК РФ.
Указывает, что обвинительное заключение не соответствует требованиям УПК РФ,
поскольку в нем отсутствует анализ доказательств стороны защиты, не определено
время совершения преступления; протокол осмотра места происшествия составлен
с нарушением требований УПК РФ, поскольку его проводили два следователя, хотя
приказа  о  создании  следственной  группы  нет,  постановление  о  судебно-
медицинской   экспертизы   трупа   составлено   со   ссылкой   не   подлежащих
применению норм УПК РФ, судебно-медицинский эксперт Вавилов вышел за
пределы своих полномочий, переформулировал вопросы следователя и сделал
выводы по произвольно сформулированным им самим вопросам; следствием не
дано никакой оценки факту причинения осужденной телесных повреждений со
стороны потерпевшего, без должной процедуры судом приобщен ряд документов;
судом Шайхутдинова признана виновной в совершении умышленного убийства и в
то же время суд в частном представлении делает обоснованный вывод о том, что
умысел на убийство органами следствия не доказан. Указывается также на то, что
суд исказил заключение дополнительной судебно-медицинской экспертизы в части
причинения телесных повреждений Шайхутдиновой, ничем не обоснованы вывод

суда о причинении телесных повреждений потерпевшему в то время, как он лежал на диване, приговор является несправедливым и суровым, необоснованно указано на наступление тяжких последствий как на отягчающее обстоятельство, не мотивирована в приговоре и обоснованность исковых требований потерпевшей. В жалобе также ставиться вопрос о том, чтобы в случае отмены приговора передать дело для рассмотрения в коллегию из трех судей.

Имеется возражение потерпевшей Шайхутдиновой Ф.М. и ее адвоката Чуклиной Т.И., в котором они просят отклонить кассационные жалобы и представление, а приговор оставить без изменения, как законный и обоснованный.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ст. 307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства, а в соответствии с требованиями ст. 240 УПК РФ приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Судом указанные требования уголовно-процессуального законодательства выполнены не в полной мере.

В частности, в соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ) при рассмотрении дел об убийстве суды обязаны неукоснительно выполнять требование закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела. При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

Судом первой инстанции вывод о том, что Шайхутдинова умышленно причинила смерть другому человеку сделан, кроме всего прочего, на основании того, что Шайхутдинова склонна к агрессии и ранее причиняла потерпевшему ножевые ранения. Склонность Шайхутдиновой к агрессии установлена судом, как это следует из приговора, по показаниям свидетелей Черненко, Нефедьевой, Карачуриной, Шакировой. Факт причинения ранее Шайхутдиновой потерпевшему ножевого ранения подтвержден, по мнению суда первой инстанции, показаниями свидетеля Нефедьевой, которой об этом факте известно со слов потерпевшего, а также постановлением следователя о прекращении уголовного дела, из которого следует, что Арефьев указал на Шайхутдинову как на лицо, нанесшее Шайхутдинову ножевое ранение после ссоры (т.1. л.л. 181).

Вместе с тем, принимая такие доказательства, как показания указанных выше свидетелей о склонности Шайхутдиновой к агрессии и о том, что Шайхутдинова ранее избивала своего мужа, судом оставлены без внимания показания свидетелей стороны защиты Набиуллиной, Вешта, Филиппович, Сагмановой, которые в судебном заседании показали, что сам потерпевший ранее неоднократно избивал осужденную, свидетель Набиуллина также показала, что видела на лице Шайхутдиновой шрам от ножевого ранения.

Показаниям свидетелей Вешта, Набиуллиной, Сагмановой и Филиппович в приговоре какой-либо оценки не дано, причины, по которым они отвергнуты судом, не указаны. Более того, показания указанных выше свидетелей в приговоре не отражены, а показания свидетеля Филиппович изложены и опровергнуты только в той части, когда в день совершения преступления Шайхутдиновы приходили к ней на работу.

Что касается ссылки суда на постановление следователя о прекращении уголовного дела по факту причинения Шайхутдинову ножевого ранения, из которого, по мнению суда, следует, что это ранение потерпевшему нанесла Шайхутдинова, то это постановление в судебном заседании не оглашалось, и суд не вправе был на него ссылаться в приговоре как на доказательство. Кроме того, из постановления следователя от 22 июля 2002 года следует, что в отношении Шайхутдиновой по факту причинения Шайхутдинову ножевого ранения 2 января 2002 года в возбуждении уголовного дела отказано в связи с непричастностью ее к совершенному преступлению (т.1 л.д. 181). Данное постановление следователя в установленном законом порядке не отменено.

Суд первой инстанции в приговоре пришел к выводу о том, что нападения со стороны потерпевшего на подсудимую Шайхутдинову, ее избиение, в ходе которого Шайхутдинов душил подсудимую, на что ссылалась сторона защиты, в действительности не было, телесные повреждения на шее Шайхутдиновой, установленные судебно-медицинским экспертом, нанесены ею самой себе с целью инсценировать нападение. При этом суд ссылался на заключение дополнительной судебно-медицинской экспертизы в судебном заседании о том, что область телесных повреждений на шее подсудимой доступна для самоповреждения.

Данные выводы суда судебная коллегия находит преждевременными, поскольку в приговоре не дано полной и объективной оценки дополнительному заключению эксперта в судебном заседании, на которое суд сослался в приговоре, поскольку в заключении указано не только то, что область повреждений доступна для самоповреждения, но и на то, что не исключается образование телесных повреждений и при обстоятельствах, указанных Шайхутдиновой, т.е. при ее удушении потерпевшим. Данное заключение эксперта судом не опровергнуто, хотя в приговоре изложено в полном объеме. Более того, придя к выводу к нанесению телесных повреждений в области шеи подсудимой ею себе самой, суд, обосновывая затем свой вывод о квалификации деяния Шайхутдиновой, сослался только на возможность нанесения ею себе телесных повреждений.

Суд также пришел к выводу о том, что в момент нанесения телесных повреждений потерпевший Шайхутдинов находился в горизонтальном положении, что опровергает доводы подсудимой о причинении смерти Шайхутдинову при самообороне. Свой вывод суд мотивировал направлением раневых каналов, заключением судебно-медицинского эксперта о том, что потерпевший и нападавший находились лицом друг к другу и непроникающие колото-резаные ранения вызвали незначительное наружное кровотечение, а также тем, что на трупе отсутствуют потеки крови, которые образуются при вертикальном положении тела, на трусах потерпевшего обнаружено всего одно пятно от его крови и кровь обнаружена на площади 80x30 см. возле трупа.

Судебная коллегия находит, что данные выводы суда основываются на недостаточно полно исследованных в судебном заседании материалах дела, не всем из которых в приговоре дана соответствующая оценка.

Так, в заключение судебно-медицинской экспертизы трупа Шайхутдинова имеется вывод о том, что причинение телесных повреждений возможно при положении нападавшего лицом к потерпевшему, как в горизонтальном, так и в вертикальном положении. В судебном заседании 27 апреля 2005 года судебно-медицинский эксперт указал, что полностью исключить возможность причинения потерпевшему телесных повреждений при обстоятельствах, указанных подсудимой (Шайхутдинов стоял у нее за спиной и душил ее) невозможно (т.2 л.д. 71). В судебном заседании 2 августа 2005 года этот же судебно-медицинский эксперт на аналогичный вопрос дал ответ о том, что не указан механизм причинения колото-резаных ранений, и высказаться по этому вопросу не представляется возможным (т.2 л.д. 215). Судом никакой оценки данному заключению судебно-медицинского эксперта в приговоре не дано.

Ссылка суда на выводы эксперта о возможности незначительного наружного
кровотечения   как  на  доказательство   причинения   Шайхутдинову  телесных
повреждений в горизонтальном положении тела, является несостоятельной,
поскольку выводы эксперта не отрицают, а напротив, подтверждают возможность»
причинения ранений Шайхутдинову и в вертикальном положении тела.                               |

Судом также не дана оценка тому обстоятельству, что кровь, которая могла произойти от потерпевшего Шайхутдинова, обнаружена не только на трусах потерпевшего и на полу рядом с ним, как указано в приговоре, но также на внутренней поверхности входной двери квартиры и на косяке двери комнаты (т.1 л.д. 8-13). Описывая направление раневых каналов на трупе Шайхутдинова, суд не указал, каким образом они доказывают то обстоятельство, что потерпевший в момент причинения телесных повреждений находился в горизонтальном положении.

При таких обстоятельствах приговор не может быть признан законным и обоснованным, поскольку выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре суд не указал, по каким основаниям суд принял одни из них и отверг другие, выводы суда, изложенные в приговоре имеют существенные противоречия, что в соответствии с требованиями ст. 380 УПК РФ является основанием для отмены приговора.

При новом рассмотрении уголовного дела суду необходимо учесть изложенное, полно, всесторонне и объективно проверить все обстоятельства дела, проверить все изложенные в кассационных жалобах и представлении доводы и принять законное и обоснованное решение по делу.

В случае установления виновности Шайхутдиновой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, суду необходимо учесть, как обоснованно указано в кассационном представлении, что наступление тяжких последствий - наступление смерти потерпевшего, не может учитываться как отягчающее наказание обстоятельство, поскольку наступление указанных последствий является признаком преступления.

Уголовное дело подлежит направлению на новое судебное разбирательство в тот же суд, но в ином составе судей. Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения требования адвоката Крикун В.Г. о направлении дела для рассмотрения коллегией из трех судей, поскольку этот вопрос в соответствии с требованиями п. 3 ч. 2 ст. 30 УПК РФ подлежит разрешению по ходатайству

Так, в заключение судебно-медицинской экспертизы трупа Шайхутдинова имеется вывод о том, что причинение телесных повреждений возможно при положении нападавшего лицом к потерпевшему, как в горизонтальном, так и в вертикальном положении. В судебном заседании 27 апреля 2005 года судебно-медицинский эксперт указал, что полностью исключить возможность причинения потерпевшему телесных повреждений при обстоятельствах, указанных подсудимой (Шайхутдинов стоял у нее за спиной и душил ее) невозможно (т.2 л.д. 71). В судебном заседании 2 августа 2005 года этот же судебно-медицинский эксперт на аналогичный вопрос дал ответ о том, что не указан механизм причинения колото-резаных ранений, и высказаться по этому вопросу не представляется возможным (т.2 л.д. 215). Судом никакой оценки данному заключению судебно-медицинского эксперта в приговоре не дано.

Ссылка суда на выводы эксперта о возможности незначительного наружного
кровотечения   как  на  доказательство   причинения   Шайхутдинову  телесных
повреждений в горизонтальном положении тела, является несостоятельной,
поскольку выводы эксперта не отрицают, а напротив, подтверждают возможность»
причинения ранений Шайхутдинову и в вертикальном положении тела.                               |

Судом также не дана оценка тому обстоятельству, что кровь, которая могла произойти от потерпевшего Шайхутдинова, обнаружена не только на трусах потерпевшего и на полу рядом с ним, как указано в приговоре, но также на внутренней поверхности входной двери квартиры и на косяке двери комнаты (т.1 л.д. 8-13). Описывая направление раневых каналов на трупе Шайхутдинова, суд не указал, каким образом они доказывают то обстоятельство, что потерпевший в момент причинения телесных повреждений находился в горизонтальном положении.

При таких обстоятельствах приговор не может быть признан законным и обоснованным, поскольку выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, при наличии противоречивых доказательств, имеющих существенное значение для выводов суда, в приговоре суд не указал, по каким основаниям суд принял одни из них и отверг другие, выводы суда, изложенные в приговоре имеют существенные противоречия, что в соответствии с требованиями ст. 380 УПК РФ является основанием для отмены приговора.

При новом рассмотрении уголовного дела суду необходимо учесть изложенное, полно, всесторонне и объективно проверить все обстоятельства дела, проверить все изложенные в кассационных жалобах и представлении доводы и принять законное и обоснованное решение по делу.

В случае установления виновности Шайхутдиновой в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, суду необходимо учесть, как обоснованно указано в кассационном представлении, что наступление тяжких последствий - наступление смерти потерпевшего, не может учитываться как отягчающее наказание обстоятельство, поскольку наступление указанных последствий является признаком преступления.

Уголовное дело подлежит направлению на новое судебное разбирательство в тот же суд, но в ином составе судей. Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения требования адвоката Крикун В.Г. о направлении дела для рассмотрения коллегией из трех судей, поскольку этот вопрос в соответствии с требованиями п. 3 ч. 2 ст. 30 УПК РФ подлежит разрешению по ходатайству

обвиняемого, заявленному до назначения судебного заседания в соответствии со ст. 231 УПК РФ.

Оснований для изменения в отношении Шайхутдиновой меры пресечения судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Калининского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан от 5 августа 2005 года в отношении Шайхутдиновой Елены Магзяновны отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд, но в ином составе судей.

Председательствующий: Судьи:


 

Меру пресечения в отношении Шайхутдиновой Е.М. в виде заключения под стражу оставить без изменения.

СПРАВКА: судья Михайлов Ю.В. дело № 22-6340 /2005 года