В Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

 

От защитника:

Адвоката Адвокатской Палаты Республики Башкортостан

Ермолаева Игоря Николаевича

г.Уфа, 450071, а/я 427.

 

В защиту прав обвиняемого Зуева Сергея Васильевича

содержащегося в ФГУ ИЗ-99/1 ФСИН России.

 

 

21 июня 2007 года исх.№06З-33

 

ДОПОЛНЕНИЕ

КАССАЦИОННОЙ  ЖАЛОБЫ

на постановление Московского городского суда

 

 

06 июня 2007 года постановлением Московского городского суда (судья Коротков А.Г.) срок содержания под стражей Зуеву С.В. продлен до 15 месяцев, т.е. до 13 сентября 2007 года.

 

09 июня 2007 года в Мосгорсуд подано заявление с просьбой выдать копию постановления суда, ознакомить с протоколом судебного заседания и судебными материалами.

15 июня 2007 года подана кассационная жалоба.

 

После получения копии постановления суда и ознакомлении с судебным материалом, представляем суду дополнительные доводы и основания кассационной жалобы.

 

 

А. Суд превысил свои полномочия и принял неправосудное решение.

 

В Мосгорсуд из Генеральной прокуратуры поступило 4 постановления о продлении срока содержания под стражей в отношении четырех обвиняемых, в том числе и в отношении Зуева С.В. Все постановления имели материалы в отношении каждого из обвиняемых.

Суд принял каждое ходатайство в отдельности, присвоил каждому судебный номер и принял каждое ходатайство в отдельности к своему производству.

Суд вне судебной процедуры, без принятия судебного решения, рассмотрел четыре ходатайства   в одном судебном производстве, в едином судебном процессе и вынес одно судебное решение по четырем отдельным ходатайствам следователя.

 

Данные действия суда противоречат нормам уголовно-процессуального закона,  грубо нарушают права обвиняемого Зуева С.В., являются существенным основанием для отмены судебного решения.

 

 

Б. При судебном производстве суд грубо и существенно нарушил права участников процесса, отказывая им участвовать в работе суда.

 

В ходе обсуждения заявленных участниками ходатайств, рассмотрения доводов и оснований суд запрещал участникам процесса, находящемся в зале суда, участвовать в обсуждении доводов и ходатайств, высказывать свое мнение.

 

 

Б. Суд лишил участников процесса права на защиту в виде ознакомления с представленными в суд материалами.

 

 Суду было заявлено письменное ходатайство на ознакомление с представленными в суд следователем материалами, обосновывающими ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей.

Суд предоставил защите 2,5 часа, включая время на обед, для ознакомления с более 300 листами представленного в суд материалами.

Столь короткого промежутка времени, когда у защитника отсутствовала реальная возможность ознакомиться с представленными материалами, ознакомить с ними подзащитного, обсудить доводы следствия, проконсультировать клиента по возникшим вопросам, было явно не достаточно.

Более того обвиняемый и защитник были лишены в суде основополагающего конституционного право на защиту консультации на едине. В суде всегда рядом находился сотрудник охраны, который не позволял оставаться адвокату с подзащитным на едине и полноценно выполнять обязанности по защите прав клиента.

Послед окончания времени на ознакомление, обвиняемый Зуев С.В. устно и письменно заявил, что он не успел за столь короткий промежуток времени ознакомиться с представленными материалами.  Не взирая на явное нарушение конституционного права Зуева С.В., суд не законно отказ ему в ознакомлении, лишил его права на защиту.

 

 

В. Суд лиши обвиняемого Зуева С.В. на защиту его прав в суде избранным им защитником.

 

В суде 5 июня 2007 года было заявлено письменное ходатайство в котором было указано, что обвиняемый Зуев С.В. желает, что бы его права в суде по продлению срока содержания под стражей его защищал адвокат Ермолаев И.Н.

В суде было достоверно установлено, что суд не выполнил возложенные на него законом функции по вызову в суд всех участников. До начала судебного слушания суд не уведомил адвоката Ермолаева И.Н. о месте и времени судебного рассмотрения. Только во время перерыва секретарь связалась с адвокатом Ермолаевым И.Н. по телефону и убедилась, что он действительно находиться в судебном процессе в другом городе, вернется в г.Москву 6 июня 2007 года как и было указано в письменно ходатайстве суду.

Не взирая на грубые нарушения прав защиты и лишения обвиняемого Зуева С.В. на помощь избранным им защитником, суд не дал оценку данному доводу, не принял судебного решения по письменному ходатайству и не дал судебную оценку существенному нарушению конституционного права.

 

 

Г. Суд рассмотрел представленные следователем постановления о продлении срока содержания под стражу с нарушение территориальной подсудности.

 

Защита заявила письменное ходатайство о нарушении территориальной подсудности рассмотрения представленных следователем материалов Московским городским судом, т.е. местом совершения преступления являлась Московская область.

Причем, что характерно, при обсуждении данного ходатайства, представитель Генеральной прокуратуры в суде, подтвердила данное мнение и согласилось с ним, указав что действительно местом совершения преступления является Московская область (из протокола судебного заседания).

Таким образом в суде было достоверно установлено, что местом совершения преступления является Московская область и продление срока содержания под стражей свыше 12 месяцев подсудно областному суду по месту совершения преступления, т.е. Московскому областному суду.

Мосгорсуд был не вправе рассматривать ходатайство следователя.

 

 

Д. Суд лишил защиту возможности реализовать свои права на защиту.

 

В ходе судебного рассмотрения ходатайства следователя суд не давал возможности высказаться по вопросам судебного рассмотрения ходатайств, всем участникам судебного процесса.

Лишив защиту возможности ознакомиться с материалами дела, суд лишил нас права представлять суду доказательства опровергающие доводы ходатайства следователя и документы.

 

 

Е. Суд не выполнил разьяснений Конституционного Суда Российской Федерации на которое указывал следователь в ходатайстве.

 

Конституционный Суд РФ в Постановлении от 22 марта 2005 года № 4-П разьяснил:

Конституционный Суд Российской Федерации, обращаясь к вопросу о гарантиях судебной защиты прав и свобод человека и гражданина, в том числе при применении заключения под стражу в качестве меры пресечения, сформулировал следующие правовые позиции.

Меры пресечения, в том числе заключение под стражу, могут применяться лишь при наличии оснований, соответствующих указанным в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации целям; только в этом случае их применение будет отвечать конституционному смыслу данного вида мер уголовно-процессуального принуждения, в связи с чем орган дознания, следователь, прокурор и суд, принимая решение об избрании меры пресечения, о ее отмене или изменении, а также о продлении срока содержания под стражей, в каждом случае должны обосновывать соответствие этого решения конституционно оправданным целям (Определение от 23 июня 2000 года N 175-О по жалобе граждан В.А. Жеребенкова и Е.С. Жигарева на нарушение их конституционных прав рядом положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, касающихся применения в качестве меры пресечения заключения под стражу).

В ситуациях, связанных с ограничением права на свободу и личную неприкосновенность, особое значение приобретают гарантии судебной защиты, что признается и международно-правовыми актами, согласно которым каждому арестованному или задержанному по уголовному обвинению лицу должно быть обеспечено право на судебное разбирательство в течение разумного срока или право на освобождение (пункт 3 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, пункт 3 статьи 9 Международного пакта о гражданских и политических правах); ограничение свободы и личной неприкосновенности в течение значительного времени вне судебного контроля не допускается (Постановление от 14 марта 2002 года по делу о проверке конституционности статей 90, 96, 122 и 216 УПК РСФСР).

Судебная процедура признается эффективным механизмом защиты прав и свобод, если она отвечает требованиям справедливости и основывается на конституционных принципах состязательности и равноправия сторон. При решении вопросов, связанных с содержанием под стражей в качестве меры пресечения, это предполагает исследование судом фактических и правовых оснований для избрания или продления данной меры пресечения при обеспечении лицу возможности довести до суда свою позицию, с тем чтобы вопрос о содержании под стражей не мог решаться произвольно или исходя из каких-либо формальных условий, а суд основывался на самостоятельной оценке существенных для таких решений обстоятельств, приводимых как стороной обвинения, так и стороной защиты (Постановления от 13 июня 1996 года по делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 УПК РСФСР, от 10 декабря 1998 года по делу о проверке конституционности части второй статьи 335 УПК РСФСР, от 15 января 1999 года по делу о проверке конституционности положений статьи 295 УПК РСФСР; определения от 6 февраля 2004 года N 44-О по жалобе гражданина В.Н. Демьяненко на нарушение его конституционных прав положениями статей 56, 246, 278 и 355 УПК Российской Федерации, от 8 апреля 2004 года N 132-О по жалобе гражданина А.В. Горского на нарушение его конституционных прав пунктом 6 части второй статьи 231 УПК Российской Федерации).

Использование для защиты прав и законных интересов подозреваемых и обвиняемых, в отношении которых в качестве меры пресечения применяется заключение под стражу, судебных механизмов, основанных на конституционных принципах равенства всех перед законом и судом, справедливости, состязательности и равноправия сторон, обеспечивает режим правовой определенности (Постановления от 27 мая 2003 года по делу о проверке конституционности положения статьи 199 УК Российской Федерации, от 25 февраля 2004 года по делу о проверке конституционности пункта 10 статьи 75 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" и части первой статьи 259 ГПК Российской Федерации, от 16 июля 2004 года по делу о проверке конституционности отдельных положений части второй статьи 89 Налогового кодекса Российской Федерации).

Названные правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации коррелируют с выводами, сформулированными в решениях Европейского Суда по правам человека: практика содержания лица под стражей без конкретного правового основания, а лишь по причине отсутствия четких правил, регулирующих положение содержащегося под стражей лица, в результате чего лицо может быть лишено свободы на неопределенный срок без судебного решения, несовместима с принципами правовой определенности и защиты от произвола; заключение под стражу на срок длительностью в несколько месяцев при отсутствии обосновывающего его постановления суда, в том числе на том единственном основании, что дело передано в суд, не может считаться "законным" в смысле 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и само по себе противоречит принципу правовой определенности, являющемуся одним из основных элементов верховенства права (решение от 28 марта 2000 года по делу "Барановский против Польши", 54 - 57; решение от 30 июля 2000 года по делу "Йечиус против Литвы", 62 и 63).

 

В нарушении основополагающих требований Конституции РФ и норм международных договоров Мосгорсуд в постановлении от 6 июня 2007 года не указал ни одного конкретного, подтвержденного в суде доказательствами и документами основания необходимости дальнейшего содержания Зуева С.В. под стражей.

Суд не рассмотрел ни одного довода подтверждающего наличие в настоящее время хоть одного законного основания необходимости содержания Зуева С.В. под стражей.

Суд не рассмотрел возможность и не указал в постановлении оснований невозможности применения к Зуеву С.В. иной меры пресечения не связанной с лишением свободы, указав лишь общие, не подтвержденные фразы.

 

Данные грубые нарушения прав человека уже были предметом рассмотрения Европейского суда по правам человека, указанные в постановлении от 1 июня 2006 года по жалобе Момедова против Российской Федерации.

 

На основании изложенного, руководствуясь ст.354, 378 УПК РФ прошу суд:

1.      Отменить постановление Московского городского суда от 06 июня 2007 года и направить материалы на новое судебное рассмотрение в ином составе суда.

 

 

Примечание: ордер адвоката приложен в кассационной жалобе.

 

 

 

 

Адвокат                                                                                                    И.Н.Ермолаев