Руководителю следственной группы Генеральной прокуратуры Российской Федерации первому заместителю начальника отдела по расследованию ОВД прокуратуры Ленинградской области

советнику юстиции

Лоскутову В.В.

 

 

От защитника обвиняемого Зуева Сергея Васильевича, содержащегося в ИЗ-99/1 адвокатов:

Ермолаева Игоря Николаевича, г.Уфа, 450071, а/я 427;

 

25 октября 2006 г. исх.№10З-36

 

 

по уголовному делу № 18/191746-00

 

 

Х О Д А Т А Й С Т В О

дополнительное

 

 

В Вашем производстве находиться уголовное дело в отношении Зуева С.В. и других, обвиняемых по ч.4 ст.188, ч.3 ст.174, п.п. а, г ч.2 ст.194 УК РФ.

 

В ходе производства предварительного следствия 16 октября 2006 года следственной группой под Вашим руководством, проведено ознакомление моего подзащитного - Зуева С.В. с постановлением о назначении почерковедческой экспертизы от 9 июня 2005 года.

 

В ходе проведения ознакомления с постановлением о назначении экспертизы от 9 июня 2005 года следователь предложил защите сделать ходатайства по результатам ознакомления с постановлением в протоколе.

Обвиняемый Зуев С.В., категорически несогласный с незаконными действиями, осуществляемыми в отношении него органами предварительного следствия и грубо нарушающими его конституционные и процессуальные права, отказался от ознакомления с постановлением о назначении экспертизы и подписания протокола.

Я, ознакомившись с постановлением о назначении экспертизы от 9 июня 2005 года, заявил ходатайство: Ходатайство будет заявлено на отдельном листе. 

Исполняя принятое на себя поручение по защите прав моего подзащитного, считаю необходимым принять меры по восстановлению нарушенных прав Зуева С.В., путем представления  обоснованного дополнения к заявленному ходатайству.

 

I. а) Ст.195 УПК РФ устанавливает обязательные критерии, которые должно содержать постановление о назначении экспертизы. В частности к ним относятся: основание назначения экспертизы; фамилия эксперта и наименование экспертного учреждения; вопросы, поставленные перед экспертом; материалы, предоставленные в распоряжение эксперта.

В качестве основания проведения экспертизы следователь указал изьятие служебной записки с изображением подписи от имени Малышева. Для установления принадлежности подписи и назначена настоящая экспертиза.

 

Однако, в начале описательной части постановления о назначении экспертизы следователь распространяет утверждение: В период с ноября 1999 по август 2000 года на таможенную территорию Российской Федерации из стран Западной Европы для МЦ Гранд, принадлежащего ООО Альянс 95 и ООО Альянс 96, и ТЦ Три Кита ввозились товарные партии мебели с обманным использованием документов и недостоверным декларированием, осуществлявшимися от имени подставной российской фирмы ООО Лига Марс.

Данная информация, изложенная следователем, имеет утвердительный характер и выражает официальную позицию государственного обвинения. Никаких признаков предположения, мнения или версии следствия она не содержит.

 

Как было указано выше, закон не обязывает органы предварительного следствия указывать данные сведения в постановлении о назначении экспертизы. Утверждение о совершенном преступлении и причастности к этому юридических или физических лиц, а как правило это одно и тоже, до признания их таковыми приговором суда, является не законным.

Более того, данные незаконные утверждения, специально указанные следователем в постановлении, направляемом эксперту, имеют своей целью сформировать у эксперта определенно-негативное отношение к предмету исследования и лицам, причастность которых проверяется в данной экспертизе.

 

Искусственное формирования определенного, угодного государственному обвинению, мнения эксперта до начала проведения сравнительного исследования, не может не отразиться на обьективности и беспристрастности сделанных экспертом выводов в заключении. Эксперт вынужден следовать позиции обьявленной государственным обвинением в постановлении о назначении экспертизы и старается подтвердить эту позицию. Данное положение может свидетельствовать о заинтересованности эксперта в подтверждении предложенной следователем позиции, что будет свидетельствовать о косвенной заинтересованности в определенном, обвинительном исходе дела.

 

б) Далее в постановлении о назначении экспертизы следователь указывает: В результате обыска по месту работы Зуева С.В., генерального директора ООО Альянс 95,  в административно-хозяйственном здании МЦ Гранд, изьята светокопия служебной записки Генеральному директору от начальника транспортного отдела Малышева  П.В.от 25.11.99 г. На записке имеется изображение подписи за начальника транспортного отдела Малышева. В целях определения принадлежности подписи, изображение которой имеется под текстом служебной записки от 25.11.99 г.в разделе Начальник транспортного отдела Малышев.

В данной части постановления наиболее ярко изложена следователем предвзятость и прямое указание эксперту о тех выводах, которые он должен сделать в своем заключении На записке имеется изображение подписи ЗА начальника транспортного отдела Малышева. Следователь утверждает, что государственным обвинением уже достоверно установлено, что подпись выполнил не Малышев, а кто-то ЗА него. А если это установлено следствием, то это подтверждено неопровержимыми доказательствами, противоречить которым заключение эксперта не может.

Это дополнительное основание, подтверждающее наличие возможной заинтересованности  эксперта формально подтвердить уже установленный факт, о котором следователь указал в постановлении о назначении экспертизы.

 

в)    Необходимо учитывать и то, что проведение экспертизы специально поручено экспертам органов внутренних дел, надзор за деятельностью которых, осуществляет тот же орган, который и назначил проведение данной экспертизы - Генеральная прокуратура РФ. По этому не исполнить указание, полученное от надзорного органа эксперт не вправе.

Это третье основание, не позволяющее эксперту вынести обьективное и беспристрастное заключение, что вновь, может свидетельствовать о его косвенной заинтересованности, что является основанием для отвода.

 

г)    Также постановление не содержит указание о конкретном эксперте, его должности, образовании, квалификации и стаже работы специалиста по данному вину экспертных исследований.

Укрытие данной информации от обвиняемого, позволяют защите сомневаться в компетенции неизвестного, таинственного специалиста. Если производство экспертизы поручено определенному экспертному учреждению, то защита вправе знать всех специалистов данного экспертного учреждения, которым может быть поручено проведение настоящего исследования. Это позволит защите реализовать свое право требования производства назначенной экспертизы определенным экспертом.

Поэтому защита считает, назначение неизвестного специалиста, без указания данных характеризующих его как специалиста, подтверждают некомпетентность данного лица и является самостоятельным основанием для отвода эксперта.

 

Данные обстоятельства, позволяют защите, на основании ст.ст.61 и 70 УПК РФ заявить отвод эксперту.

 

 

II.   Из постановления о назначении экспертизы не следует, какое отношение к служебной записке начальника транспортного отдела к Генеральному директору имеет Беляков. Кто такой Беляков, какое отношение он имеет к служебной записке от имени Малышева. Никаких оснований, как того требует ст.195 УПК РФ, о необходимости проверки исполнения подписи Малышева именно Беляковым, не указано.

Поэтому правовых оснований для экспертного исследования принадлежности подписи Малышева Белякову постановление не содержит.

 

Как было указано выше, указание оснований проведения экспертного исследования в постановлении о назначении экспертизы, является обязательным и необходимым элементом (ст.195 УПРК РФ).

Таким образом, постановление о назначении экспертизы, вынесено с нарушением требований УПК РФ, что в соответствии со ст.75 УПК РФ, является безусловным основанием признания его не действительным.

 

  III.    Кроме того, нарушение прав обвиняемого, предусмотренные ст.47 и ст.198 УПК РФ, и фактический отказ государственного обвинения в их реализации, также является существенным нарушением требований уголовно-процессуального закона и на основании ст.75 УПК РФ влечет недействительность постановления о назначении экспертизы.

 

Ст.195 УПК РФ устанавливает императивную уголовно-процессуальную норму, в которой содержится прямое и обязательное для исполнения участниками уголовного судопроизводства обязанности, ограничивающие произвольное усмотрение властей по отношению к лицу, ограниченному в возможности реализации своих прав.

Такое усмотрение открывает возможность для недопустимых произвольных властных действий в отношении лица, чьи конституционные права и свободы ограничиваются, что не только противоречит принципам свободы и личной неприкосновенности (статья 22, часть 1, Конституции Российской Федерации), но и умаляет достоинство личности как основу признания и уважения ее прав и свобод (статья 21, часть 1, Конституции Российской Федерации).

 

В частности ст.195 УПК РФ обязывает следователя или суд соответственно указывать в постановлении о назначении экспертизы, кроме прочих, материалы, предоставляемые в распоряжение эксперта.  Таким образом, материалы предоставляемые в распоряжение эксперта и передаваемые ему вместе с постановлением, являются неотъемлемой частью постановления о назначении экспертизы. Ч.1 ст.195 УПК РФ обязывают следователя при вынесении постановления о назначении экспертизы, указывать какие материалы передаются эксперту для проведения исследования. С этого момента они являются неотьемлемой частью этого постановления и обвиняемый вправе с ними знакомиться.

 

Ч.3 ст.195 УПК РФ устанавливает обязательную для органов государственного обвинения обязанность, знакомить с постановлением о назначении экспертизы обвиняемого и его защитников.

 

Таким образом, органами государственного обвинения не только грубо нарушены установленные законом обязанности (ст.195 УПК РФ), но и права обвиняемого, установленные ст.198 и ст.47 УПК РФ.

 

Поэтому обвиняемый и его защитники с постановлением о назначении экспертизы не ознакомлены и лишены возможности реализовать свое конституционное право на защиту и представление доказательств опровергающих виновность Зуева С.В.

 

IV.   Зуев С.В. обвиняется в причастности к контрабанде, осуществленной путем подделывания таможенных деклараций и иных документов.

С целью реализации права на защиту и подтверждения невиновности Зуева С.В. в данном преступлении, на основании ст.198 УПК РФ считаем необходимым и обязательным постановку перед экспертом дополнительных вопросов.

 

На основании изложенного, руководствуясь ст. 47, 61, 70, 195, 198, 121, 122 УПК РФ прошу:

 

  1. Заявляем отвод эксперту, в связи с его зависимостью от органов государственного обвинения, некомпетентностью и заинтересованностью в исходе дела.
  2. Представить защите для ознакомления полное постановление о назначении судебной экспертизы, в том числе и материалы указанные следователем в постановлению и приложенные к нему.
  3. В соответствии с п.2 ч.1 ст.198 УПК РФ ходатайствую о проведении судебной экспертизы в другом специализированной судебной лаборатории Российский Федеральный Центр судебной экспертизы при Минюсте России имеющим в своем составе специализированную лабораторию судебно-технической экспертизы документов. ЭКЦ МУВДТ не является специализированным судебным экспертным учреждением.
  4. Поставить перед экспертом дополнительные вопросы:
  5. Признать постановление о назначении подчерковедческой экспертизы от 09.06.2005 года не законным, существенно нарушающим нормы УПК РФ.
  6. Составить новое постановление о назначении подчерковедческой экспертизы, в соответствии со ст.195 УПК РФ и ознакомит с ним обвиняемого и его защитников.
  7. Повторно ознакомить защиту с полным постановлением о назначении судебной экспертизы и предоставить возможность реализовать права, предусмотренные ст.198 УПК РФ.
  8. Реализовать права защиты на рассмотрение заявленного ходатайства немедленно и немедленного получения мотивированного ответа по каждому требованию ходатайства.

 

 

 

 

 

 

Защитник:

 

адвокат  Ермолаев И.Н.