Руководителю следственной группы Генеральной прокуратуры Российской Федерации первому заместителю начальника отдела по расследованию ОВД прокуратуры Ленинградской области

советнику юстиции

Лоскутову В.В.

 

 

От защитника обвиняемого Зуева Сергея Васильевича, содержащегося в ИЗ-99/1 адвокатов:

Ермолаева Игоря Николаевича, г.Уфа, 450071, а/я 427;

27 октября 2006 г. исх.№10З-36-2

 

 

по уголовному делу № 18/191746-00

 

 

Х О Д А Т А Й С Т В О

дополнительное

 

 

В ходе производства предварительного следствия 16 октября 2006 года следственной группой под Вашим руководством, проведено ознакомление с заключением эксперта № 649 от 4 июля 2005 года.

 

В нашем предыдущем ходатайстве (от 25.10.06 исх.З10-36) к постановлению о назначении экспертизы указаны мотивы отказа от подписания данных следственных документов моим подзащитным и заявлен отвод эксперту.

 

Указанные требования поддерживаем и дополняем. 

 

Государственное обвинением, умышленно нарушает права обвиняемого, предусмотренные ст.195 и 198 УПК РФ, путем искусственного создания процессуальной ситуации, при которой невозможно реализовать права обвиняемого на защиту и  процессуальные права.

Данные действия должностных лиц являются не законными, грубо нарушающими нормы уголовно-процессуального закона, что в соответствии со ст.75 УПК РФ является безусловным основанием  признания заключения эксперта не законным и подлежащим исключению.

 

 

В соответствии с п.2 ч.1 ст.198 УПК РФ заявляем ходатайство о проведении судебной экспертизы в другом специализированной судебной лаборатории Российский Федеральный Центр судебной экспертизы при Минюсте России имеющим в своем составе специализированную лабораторию судебно-технической экспертизы документов. ЭКЦ МУВДТ не является специализированным судебным экспертным учреждением. Ведомственная принадлежность центра к органам государственного обвинения позволяет  сомневаться в обьективности и беспристрастности сделанных сотрудниками данного центра выводами и правильности призменных, при этом, методик исследования.

 

Только из заключения эксперта мне стало известно какой именно эксперт проводил экспертное исследование. Эксперт Лизикова М.К. не имеет достаточной квалификации и обладает незначительным стажем работы, что ставит под сомнение сделанные ею выводы.

Кроме того, в соответствии со ст.195 УПК РФ обвиняемый вправе знать имя эксперта, которому будет поручено проведение данной экспертизы. В данном случае, государственное обвинение скрыло от обвиняемого имя эксперта, чем нарушило его право на защиту.

На основании вышеизложенного, заявляем отвод эксперту Лизиковой М.К. и считаем необходимым полное соблюдение требований уголовно-процессуального закона и прав обвиняемого при назначении и проведении экспертизы. 

 

В описательной части экспертного исследования, сделан вывод: Выявленные совпадающие признаки устойчивы, существенны но образуют лишь совокупность близкую к индивидуальной.

На основании указанного выше исследования, эксперт сделал заключение: Подпись, изображение которой имеется в копии , выполнена, вероятно, Беляковым.

Таким образом экспертом сделан прямо противоположный вывод, не сопостовимый с  результатами проведенного исследования. Он прямо противоречит им.

Фактически в исследовательской части эксперт описывает обстоятельства не позволяющие ему сделать однозначный и категоричный вывод на поставленные вопросы. Однако в регулятивной части заключения, он делает незаконный вероятный вывод, т.к. на основании прямого указания следователя Генеральной прокуратуры РФ, содержащегося в описательной части постановления о назначении экспертизы о принадлежности данной подписи Билякову, эксперт  не мог дать отрицательного ответа на поставленный перед ним вопрос, хотя для этого были все основания.  

Заключение эксперта, проводившего научно обоснованное исследование не моет носить вероятностных характер.

В описательной части постановления эксперт ссылается на простоту подписи, малый обьем графического материала, что по мнению эксперта достаточно, только для вероятного вывода. Таким образом эксперт указал, что для однозначного, категоричного выводы следователем представлено эксперту не достаточно материалов.

П.5 ст.199 УПК РФ предоставляет право эксперту возвратить без исполнения постановление, если представленных материалов не достаточно для производства

мнение обоснованность, научность и правильность сделанных выводов.

Данные обстоятельства, еще раз подтверждают недостаточную квалификацию эксперта, что является еще одним основанием для отвода эксперту, и необходимости проведения дополнительной экспертизы в указанном защитой экспертном учреждении.

 

На основании изложенного, руководствуясь ст.120, 122, 195, 199, 200 УПК РФ прошу:

1.      Восстановить нарушенные права обвиняемого Зуева С.В., путем признания незаконным заключения эксперта № 649 от 4 июля 2005 года?

2.      Отвести от проведения экспертного исследования эксперта Лизинсокву М.К?

3.      Назначить по делу дополнительную (повторную) экспертизу,производство которой поручить Российскому Федеральному Центру судебной экспертизы при Минюсте России.

4.      Поставить перед экспертом следующие вопросы:

a.       Кем Зуевым Сергеем Васильевичем или иным лицом выполнена подпись, изображение которой имеется в строке Начальник транспортного отдела  Малышев, служебной записки от 25.11.99 г.?

b.      Является ли представленная на экспертизу служебная записка от 25.11.99 года оригиналом?

c.       Изготовлена ли подпись Малышева в служебной записки от 25.11.99 г. с использованием технических средств, путем копирования, наложения, печатанья или иным способом?

d.      Имеет ли представленная эксперту служебная записка от 25.11.99 г. следы исправлений, изменений, подчисток или иных искажений первоначального текста?

e.       Какими красителями изготовлен печатный текст служебной записки и рукописная подпись Малышева?

f.        На каком техническом оборудовании изготовлен печатный текс служебной записки от 25.11.99 г.?

g.       Соответствует ли время нанесения печатного текста и подписи на служебной записке, дате указанной на ней?

h.       Одновременно ли были сделаны печатный текст и подпись Малышева на служебной записке от 25.11.99 г.?

i.         Какое техническое средство было использовано для снятия светокопии служебной записки, представленной эксперту?

j.        Представленная эксперту светокопия служебной записка была снята с оригинала или копии?

k.      Что раньше было изготовлено на листе бумаги (служебной записке) печатный текст или подпись Малышева?

 

 

 

Адвокат                                                                                                         И.Н.Ермолаев