ВЫСТУПЛЕНИЕ

Адвоката Ермолаева Игоря Николаевича

в защиту прав обвиняемого Зуева Сергея Васильевича

в Басманном суде г.Москвы 13.07.2007 года.

 

 

 

Постановление следователя о возбуждении перед судом ходатайства об установлении определенного срока для ознакомления обвиняемого и его защитников с материалами уголовного дела не соответствует требованиям закона и не отражает реальных событий расследования уголовного дела, а некоторые материалы не соответствуют действительности. 

 

В соответствие с ч.1 ст.217 УПК РФ после выполнения требований ст.216 УПК РФ следователь предьявляет обвиняемому и его защитнику подшитые и пронумерованные материалы уголовного дела. Для ознакомления также предьявляються вещественные доказательства.

Но данное следственное действие не может производиться произвольно, в любое время. Основанием для выполнения следователем требований ст.217 УПК РФ является необходимость уведомления обвиняемого об окончании производства всех следственных действий по делу и сборе доказательств достаточных для составления обвинительного заключения, в соответствии со ст.215 УПК РФ. Т.е. следователь окончил предварительное следствие и предьявляет собранные материалы обвиняемому. Причем в это время он не вправе производить какие либо следственные действия.

 

Как видно из представленных суду материалов: т.2 л.д.18, 31 мая 2007 года обвиняемому Зуеву С.В. и его защитникам следователь следственной группы Генеральной прокуратуры РФ Злобин В.Е. обьявил об окончании предварительного следствия, в соответствии со ст.215 УПК РФ.  При этом следователь разьяснил, что с этого момента у Зуева С.В. появилось право на ознакомление со всеми материалами уголовного дела как лично, так и с помощью защитника.

Закон четко разграничивает эти два принципиальных момента предварительного следствия. До обьявления Зуеву С.В. об окончании предварительного следствия у него не было права знакомиться с материалами уголовного дела. Это аксиома уголовного-процессуального права, и оспаривать ее абсолютно без перспективно.

Поэтому говоря о сроке с которого Зуев С.В. должен был начать ознакомление с материалами уголовного дела, нужно говорить именно о 31 мая 2007 года, а не о каком либо еще сроке.

 

Уголовно-процессуальный закон четко прописал процедуру взаимодействия обвиняемого и следователя на этой стадии предварительного следствия. В ч.1 ст.217 УПК РФ указано, что следователь представляет обвиняемому материалы дела и последовательность представления материалов нескольким обвиняемым устанавливает также следователь.

Таким образом обвиняемый никак не влияет на данный процесс, не может его ускорить или замедлить. Все зависит от следователя.

Особенность рассмотрения нашей ситуации заключается в том, что Зуев С.В. находиться под стражей и содержится в местах лишения свободы. Он не может неучаствовать в следственных действиях или уклоняться от их проведения. Следователь приходит в изолятор, ему приводят Зуева С.В. в не зависимости от его желания и следователь может знакомить его с материалами дела.

 

Что же происходило в действительности. Т.2 л.д. 21 протокол ознакомления об окончании следственных действий от 31 мая 2007 года. В данном протоколе Зуев С.В. заявляет ходатайство: желаю знакомиться с материалами дела в полном обьеме, совместно и раздельно с моими защитниками. Данное требование предусмотрено законом и в полном обьеме реализовано Зуевым С.В.

Здесь же Зуев С.В. ходатайствует о предоставлении ему перед началом ознакомления для обозрения все материалы уголовного дела в прошитом и пронумерованном виде, как того требует ст.217 УПК РФ. Следователь соглашается с Зуевым С.В. и в постановлении о частичном удовлетворении ходатайства от 1.06.2007 года (т.2 л.д.23) предоставляет такую возможность.

7.06.2007 года Зуева С.В. вывозят в Генеральную прокуратуру РФ, где следователь предьявляет Зуеву С.В, 530 томов уголовного дела, с которым ему представит ознакомиться, о чем составлен протокол (т.2 л.д.26).

После этого никаких разногласий между обвинением и Зуевым С.В. не происходит.

 

Как я указывал выше, Зуев С.В, находиться под стражей и не может сам приходить к следователю в кабинет, когда ему вздумается и знакомиться с делом когда ему хочется.

Из представленного государственным обвинением в суд графика ознакомления с материалами дела т.2 л.д.33 видно, что 1.06.2007 года Зуеву не предьявлялись материалы уголовного дела. Графы стандартного бланка протокола не заполнены, подпись следователя отсутствует.

4.06.2007 года действительно был представлен для ознакомления т.22. Для упрощения процедуры и ускорения процесса ознакомления Зуев С.В. обратился к руководителю следственной группы Лоскутову В.В. с ходатайством о начале ознакомления с материалами уголовного дела с первого тома. 5.06.2007 года Лоскутов В.В, рассмотрев ходатайства Зуева С.В., нашел их разумными и обоснованными. В постановлении он указал: удовлетворить ходатайство обвиняемого Зуева С.В. в части предоставления всех материалов уголовного дела, начиная с тома №1.

Если данное цивилизованное, согласование процедуры ознакомления с материалами дела считать явным затягиванием ознакомления, то оно произошло с прямого одобрения и по указанию руководителя следственной группы Лоскутова В.В.

 

Далее из представленных графиков мы видим, что всегда, когда следователь приходил к Зуеву С.В. в изолятор и приносил ему материалы уголовного дела, Зуев С.В. всегда знакомился с ними.

Суду не представлено ни одного графика, где бы было зафиксировано уклонение или отказ Зуева С.В. от ознакомления с материалами дела. Причем обращает на себя внимание такой факт, что в отдельные дни Зуеву С.В. удается ознакомиться аж с несколькими десятками томов уголовного дела!

 

В этой связи позволю себе обратить внимание суда на существенный факт и принципиальное положение угловно-процессуального закона. Обвиняемый и защитник не могут ограничиваться во времени, необходимом им для ознакомления с материалами уголовного дела. В процессе ознакомления с материалами уголовного дела, состоящего из нескольких томов,  обвиняемый и его защитник вправе повторно обращаться к любому из томов уголовного дела, а также выписывать любые сведения и в любом обьеме, снимать копии с документов, в том числе и с помощью технических средств.

В настоящее время Зуев С.В. и его защитники поставлены государственным обвинением в такое положение, когда они не могут реализовать свои права полностью.

Это связано с тем, что ознакомление происходит ежедневно в следственном изоляторе и занимает все рабочее время. В результате ознакомления с материалами дела, Зуев С.В. лишен возможности защищаться, т.к. беседа и консультации с защитниками после ознакомления с материалами дела становиться не возможной, по причине необходимости освобождения следственного кабинета, на чем категорично настаивают сотрудники изолятора.

Более того, проведение ежедневных ознакомлений в изоляторе, лишает Зуева С.В. и его защитников возможности снять копии с материалов, ознакомление с которыми закончено, т.к. внутренние правила  изолятора не позволяют проносить и использовать копирующую технику.

 

Еще одним важным фактором, существенно влияющим на время необходимое для ознакомление с материалами уголовного дела, является сложность дела.

О том что дело действительно сложное многократно утвреждалось во всех постановлениях о возбуждении ходатайство о продлении срока предварительного следствия и продления срока содержания под стражей. Что характерно, заместители генерального прокурора и суд всегда соглашались с этим.

Сложность дела для защиты и обвиняемого заключается не столько в его обьеме, что также не маловажно, сколько в доступности той информации которая преподносится следователем в процессе ознакомления с материалами дела.

Как следует из графика ознакомления Зуев С.В. за один день мог ознакомится с 3-5 томами, содержащими в себе постановления о создании следственных групп и соединения уголовных дел. Но мог целый день знакомиться с одним томом, сотосящим из документами представленными из Италии по международному запросу и содержащими множество иностранных документов, цифр, названий предприятий, поставляемого товара, учета его веса и стоимости, лиц занимавшихся оформлением и перемещением данного товара. 

Ни Зуев С.В. ни его защитники не являются специалистами в данной области, поэтому для изучения, осознания и понимания нам необходимо немного больше времени, чем скажем Саенко, который занимался таможенным оформлением импортных товаров или Поляковым, который занимался транспортными поставками импортных товаров, или Мельничук, который является специалистом в финансовых операциях и перемещения капиталов.

Обращаю внимание суда, что органам предварительного следствия, имевших в своем штате переводчиков, экспертов, специалистов, помощников и технические средства, понадобилось шесть лет, что бы разобраться, понять  и осознать что, как, где и за счет чего происходило.

Именно для ускорения процесса ознакомления Зуев С.В. обратился к руководителю следственной группы Лоскутову В.В. с ходатайством о разрешении использовать при ознакомлении с материалами дела калькулятора. Лоскутов В.В. с пониманием отнесся к просьбе и разрешил, специальным постановлением от 9.06.2007 г. Как мы видим между обвиняемым и следователем имеется полное и четкое понимание как самого процесса ознакомления с материалами уголовного дела, так и порядка его осуществления.

При ознакомлении, в случае необходимости обращения к конкретной информации содержащейся в материалах дела, интересующей Зуева С.В., следователь всегда идет на встречу и предоставляет затребуемые материалы для ознакомления.

Как мы видим процесс ознакомления идет не прерывно, протекает в рабочем темпе и имеет положительный результат.

 

Что касается скорости ознакомления с материалами дела, то это вопрос находиться за рамками компетенции государственного обвинения. Как я цитировал выше ч.2 и 3 ст.217 УПК РФ темп ознакомления, порядок изучения материалов дела, его последовательность, и время необходимое для этого, предоставляет определять самому обвиняемому. Это зависит не от его склада характера или отношений к следователю, а необходимостью построения тактики и линии защиты на предстоящем судебном процессе. Закон специально выделил обвиняемому отдельную процессуальную стадию, снял ограничительные временные запреты, предоставил возможность снять копии, для возможности реального осуществления права на защиту.

 

Намерение государственного обвинения воспрепятствовать Зуеву С.В, в реализации права на защиту в виде ознакомления с материалами уголовного дела, не скрывалось и защита неоднократно обращала на это внимание. Так в т.1 л.д.39 имеется ходатайство Зуева С.В. еще от 5.03.2007 года, в котором он указывает: Считаю, что следствие затягивает предоставление мне всех материалов уголовного дела, препятстствует знакомиться с материалами дела, с целью дальнейшего обвинения меня в затягивании ознакомления с материалами уголовного дела и дальнейшем судебном ограничении сроков ознакомления.

Ранее, 20.02.2007 года защита по данному факту обратилась с жалобой, в порядке ст.124 УПК РФ,  к прокурору РФ, в которой указывала на данные нарушения: Мы вновь неоднократно обращались к следователю с ходатайствами о предоставлении нам возможности начать ознакомление с материалами уголовного дела. Но нам по тем или иным причинам отказывали. Именно после этих обращений, наши ходатайства были удовлетворены и нам предоставили возможность обозреть все дело целиком. Только после этого началось ознакомление с материалами уголовного дела.

 

Если перейти к сухим фактам реальных примеров и попытаться определить скорость, с которой можно читать машинописный текст, то в материалах данного уголовного дела имеется яркий пример. 8 декабря 2006 года следователи обьявляли Зуеву С.В. очередное обвинение, на 310 страницах. При этом для максимального ускорения процесса обьявления, которое происходило путем устного прочтения в слух, постановления о привлечении в качестве обвиняемого, три следователя бегло читали, сменяя друг друга в течении 8 часов. За это время им удалось прочитать всего 80 листов.

Суд зачитывая приговор Ходарковскому, читал по 20 листов в день.

Но ознакомление с материалами уголовного дела, это не чтение художественной литературы. Это больше похоже на учебник физики. Где важно не обьем прочитанного, а осознание и понимание прочитанной информации.  Прочитать учебник физики за два дня, для того, чтобы расписаться в каком-нибудь журнале, конечно возможно, но это не принесет пользу ни владельцу учебника, ни владельцу журнала.

 

Ч.3 ст.217 УПК РФ устанавливает единственное оценочное понятие, при наличии которого возможно удовлетворении представленного в суд постановления. К нему относиться явное затягивание времени ознакомления с материалами дела.

Явное в данном случае, безусловно должно быть умышленным. Обвиняемый должен намеренно не знакомиться с делом. Как мы уже видели, в нашем случае обвиняемый знакомиться с материалами дела, с каждым днем наращивая обьемы ознакомления.

Затягивание времени, подразумевает значительно большее использование необходимого для этого времени. Но как определить сколько нужно времени, чтобы ознакомиться с многочисленными постановлениями об изменении следственной группы или с тремя томами или 750 листами комплексной фианансово-таможенной экспертизой, которую в течении 6 месяцев делали 8  специалистов.

Является ли затягиванием времени расследование настоящего дела в течении 7 лет?

Из чего исходило государственное обвинение, устанавливая срок до 2 августа 2007 года? Почему следствие решило, что ознакомившись за июнь с 86 томами, в июле Зуев С.В. сможет ознакомиться с 444 томами. Даже если взять темп других обвиняемых ознакомившихся со 150 томами, все равно им будет недостаточно установленного следствием времени.

Как мы видим обвиняемый Зуев С.В. никогда не имел умысла на затягивание процесса ознакомления. Он всегда стремился и требовал от следователя предоставлять ему для ознакомления материалы имеющие отношение непосредственно к нему и его деятельности в исследуемый период. К этим материалам он относиться особенно тщательно, скурпулезно и внимательно. Изучение остальных материалов дела не занимает у него много времени.

 

Критерием определения признака затягивания времени ознакомления с материалами дела, в рассматриваемом постановлении, следователь предлагает считать соревнование между обвиняемыми. Как видно из сложной схемы подсчета баллов, тот кто был на свободе и кому есть что терять уже давно ознакомились или заканчивают ознакомление. Из тех кто находиться под стражей, первым окончившим ознакомление с материалами дела был Беляков. В результате после подписания протокола ознакомления с материалами уголовного дела мера пресечения ему была изменена и он был освобожден из под стражи.

 

Результаты представленные государственным обвинением имеют и иные цифры. Например Зуев С.В. за период с 1 по 29 июня ознокамлевался по 5 томов в день. Его адвокаты от 5 до 10 томов в день.

Данные результаты не просто выше средних, а близки к максимальным.

При таких цифрах говорить о затягивании ознакомления просто не этично.

Мы все прекрасно понимаем, что ознакомление с более чем 5 томами в день, является не ознакомлением с материалами уголовного дела, а формальным, пустым проставлением подписей в графиках ознакомления в угоду следователю и в ущерб защите прав обвиняемого.

 

В заключении считаю необходимым обратить внимание суда на злоупотребления, совершаемые государственным обвинением и направленные на необоснованное и незаконное ущемление право защиты Зуева С.В. в настоящем деле.

В данном уголовном деле государственное обвинение выполняет не свойственную ей функцию защиту прав обвиняемый от других обвиняемых. Делает это настойчиво.

Так предоставленную законом попытку Зуева С.В. досконально и скрупулезно разобраться в деталях и хитросплетениях представленных доказательств, собранных в 530 томах, каждый состоящий в среднем из 250 страниц, государственное обвинение расценивает как ущемление прав других обвиняемых по делу, которые давно подписали все документы необходимые следствию и сейчас находятся на свободе. Причем сами это свободные обвиняемый никаких претензий по поводу реализации Зуевым С.В. своего права на защиту не предьявляют, не упрекают его в этом, а на оборот приветствуют.

Более того, государственное обвинение пытается подменить собой не только защиту обвиняемых, но и правосудие. Любой судебный процесс инициированный прокуратурой, известен ей заранее, даже до начала самого процесса. В материалах представленных в суд имеется сопроводительное письмо, которым постановление о возбуждении ходатайства перед судом об установлении определенного срока для ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела поступило в суд 13.07.2007 года. Однако, еще 5.07.2007 года следователь вручил защитникам Зуева С.В. под роспись, уведомления о том, что судебное заседание состоится 13.07.07 в 9.30 в Басманном суде. В этот же день данное уведомление было отправлено и прокурору г.Уфы. Все это происходить за несколько дней до направления материалов в суд, до принятия материала к производству суда и до вынесения какого либо судебного акта об определении даты рассмотрения.

 

 

На основании изложенного прошу суд:

 

1.      Предоставить Зуеву С.В. и его защитникам реализовать единственное право на защиту в виде ознакомление с материалами уголовного дела в полном обьеме.

2.      Отказать в удовлетворении ходатайства об установлении срока для ознакомления обвиняемого Зуева С.В. и его защитником в материалами уголовного дела до 2 августа 2007 года.

 

 

 

Адвокат Н.Ермолаев