В Басманный районный суд г.Москвы

 

От защитника адвоката Адвокатской Палаты Республики Башкортостан

Ермолаева Игоря Николаевича в защиту права обвиняемого Зуева Сергея Васильевича,

г.Уфа, 450071, а/я 427.

 

 

 

 

Х О Д А Т А Й С Т В О

об изменении меры пресечения

 

 

 

Государственное обвинение обратилось в суд с постановлением о возбуждении перед судом ходатайства о продлении Зуеву Сергею Васильевичу срока содержания под стражей до 12 месяцев.

 

13 июня 2006 года постановлением Басманного районного суда г.Москвы Зуеву С.В. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. 8 августа 2006 года срок содержания под стражей продлен судом до 6 месяцев.

 

Ст.110 УПК РФ устанавливает уголовно-процессуальную норму, позволяющую отменить или изменить избранную ранее меру пресечения. Она позволяет отменять меру пресечения, когда в ней отпадает необходимость или изменять на более мягкую, когда изменяются основания для избрания меры пресечения, предусмотренные ст.97 и 99 УПК РФ.

 

Представленные ранее государственным обвинением основания продления срока содержания под стражей Зуева С.В. в настоящее время отсутствуют.

П.4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации
от 5 марта 2004 года, №1 О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации разьяснил, что в
соответствии с законом заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть избрано лишь при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. Для решения вопроса о содержании под стражей лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое уголовный закон предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, суду надлежит в каждом конкретном случае устанавливать, имеются ли иные обстоятельства, кроме указанных в части 1 статьи 108 УПК РФ, свидетельствующие о необходимости изоляции лица от общества. К таким обстоятельствам могут быть отнесены данные о том, что подозреваемый, обвиняемый может скрыться от органов предварительного расследования или суда, фальсифицировать доказательства, оказать давление на потерпевшего, свидетелей и т.п.

К ходатайству об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (часть 3 статьи 108 УПК РФ) следует прилагать копии постановлений о возбуждении уголовного дела и привлечении лица в качестве обвиняемого, копии протоколов задержания, допросов подозреваемого, обвиняемого, а также имеющиеся в деле доказательства, подтверждающие наличие обстоятельств, свидетельствующих о необходимости избрания лицу меры пресечения в виде заключения под стражу (сведения о личности подозреваемого, обвиняемого, справки о судимости, данные о возможности лица скрыться от следствия, об угрозах в адрес потерпевших, свидетелей и т.п.).

В ранее принятом судебном постановлении о необходимости продления Зуеву С.В. срока содержания под стражей, суд указал как на достаточные основания  полагать, что находясь на свободе Зуев С.В. может скрыться от следствия и суда, следующие основания:

  - обстоятельства преступлений и  данные о личности Зуева С.В., имеющего значительный опыт работы в коммерческих структурах, а также личные связи в различных областях, дают основание полагать, что Зуев С.В. может оказать негативное воздействие на свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства, вступить в контакт с иными соучастниками, находящимися на свободе, установление которых занималось предварительное следствие, чем воспрепятствует производству по делу.

Обращаю внимание суда на тот факт, что основанием для избрания, а затем продления срока содержания под стражей, государственное обвинение указывает обстоятельства преступлений и данные о личности Зуева С.В.

 

Из представленных государственным обвинением в суд материалов четко прослеживается отсутствие достоверных данных или хотя бы одного доказательства того, что Зуев С.В. причастен к указанным преступлениям.

 

Говоря о личности Зуева С.В. государственное обвинение представило суду служебную и бытовую характеристику. Они обе положительные и полностью опровергают, изложенные в постановлении о возбуждении перед судом ходатайства о продлении срока содержания под стражей, голословные умозаключения.

 

 Зуев С.В. многократно утверждал и сейчас настаивает на том, что не собирался скрываться от суда и сейчас не имеет таких намерений. Паспорт гражданина РФ и заграничный паспорт Зуева С.В., находится в материалах уголовного дела.

Более того, с момента возбуждения уголовных дел именно Зуев С.В. являлся основным подозреваемым, хотя государственное  обвинение всегда тщательно скрывала это, придавая ему формальный статус свидетеля, а фактически производило обыски в его доме и рабочем кабинете, многократно допрашивало его и проводило очные ставки, назначало и проводило экспертизы по основаниям причастности его к выяленным  преступлениям.

 

Обращаю внимание суда, что с 2000 года по 12 июня 2006 года мой подзащитный обладал всеми возможностями, в том числе материальными средствами и загранпаспортом, не имел никаких ограничений, для того чтобы скрыться от начавшихся в отношении его гонений. Зуев С.В. прекрасно понимал, что борьба за чистоту и добросовестность между бизнесом и некоторыми государственными чиновниками, будет не равной и натолкнется на огромное противодействие. Его неоднократно предупреждали, что в отношении него готовятся серьезные решения, в результате которых он  сам из обвинителя преступников, будет искусственно переведен в  обвиняемые, у которого отнимут весь бизнес и посадят за решетку. В течение шести лет, Зуев С.В. вместо того, чтобы скрыться и спокойно жить за границей, вел активное сотрудничество со следствием, настаивая на своих допросах, сам предоставлял следствию документы и доказательства, надеясь на их обьективную и беспристрастную оценку, оказывал всемерную помощь в установлении истины и изобличению истинных преступников. За шесть лет, не было ни одного случая, что бы следователь вызывал Зуева С.В. на допрос и он опоздал или не явился на него.  Государственное обвинение не представила ни одного доказательства, свидетельствующего об уклонении Зуева С.В. от проведения следственных действий или воспрепятствованию расследования уголовного дела.

 

Надуманным и ничем не подтвержденным является мнение прокурора о том, что Зуев С.В. в настоящее время может оказать давление на свидетелей или вступить в контакт с неустановленными следствием соучастниками.

Шесть лет является более чем достаточным сроком, для того чтобы установить контакт с любыми лицами. Государственным обвинением не представлено ни одного доказательства или неопровержимого факта, об оказании Зуевым С.В. давления на кого либо из свидетелей. Дело в том, что до настоящего времени Зуев С.В. даже не знает, кто является свидетелем по настоящему уголовному делу, т.к. он никогда не совершал никаких преступлений и все люди которые его окружали в работе или дома, могут прямо и открыто это подтвердить, для этого на них не надо оказывать давления. Ему до настоящего времени приходит масса писем в следственный изолятор от его сотрудников и знакомых, непонимающих за что же его держат за решеткой.

Мифическое мнение государственного обвинения о наличии неустановленных соучастников преступлений, к которым Зуев С.В. не имеет ни какого отношения, также не имею под собой никаких реальных оснований. Очевидно, что если в течении шести лет не установлены лица причастные к совершению какого-либо преступления, то либо их не хотят устанавливать, либо их просто нет. 

 

В качестве доказательства возможности оказания давления на свидетелей, государственное обвинение представило суду протоколы допросов Трошина и Малышева.

Однако не возможно не обратить внимания на тот факт, что 2 августа 2006 года Трошина допрашивают 7 часов, а в протоколе допроса содержится лишь 2 листа показаний; 23 августа 2006 года его вновь допрашивают 6,5 часов, а протокол состоит из 3 листов; 30 октября 2006 года его допрашивают 4 часа а протокол допроса состоит лишь из полутора листов. Совершенно очевидно, что для набора 2 листов машинописного текста не нужно 7 часов. От суда скрыты истинные причины длительности этих допросов и то, как появились эти показания. Единственное, что удалось установить государственному обвинению это его признание, что он давал ложные показания. Почему его последние показания являются более правдивыми чем предыдущие, государственное обвинение не указывает. Но в, приложенной к настоящим материалам, очной ставке со Строговым, показания Трошина вновь не нашли своего подтверждения. Поэтому противоречивые, признанные лживыми показания Трошина не могут быть достоверными доказательствами каких либо фактов по делу. 

Показания Малышева направлены на установление  обстоятельств обвинения, которые не могут являться предметом рассмотрения настоящего суда. Никаких данных подтверждающих намерение Зуева С.В. скрыться от следствия, оказывать давление на свидетелей или помешать установлению истины по делу, в них нет.

Тяжесть предьявленного обвинения также не может служить основанием для продления срока содержания под стражей, т.к. такое основание УПК не предусмотрено. Во-вторых, следует учитывать, что мера пресечения применяется в отношении лица, вина которого вступившим в законную силу приговором еще не установлена. В-третьих, мера пресечения принципиально тем и отличается от уголовного наказания, что она не состоит и не может состоять в прямой зависимости от тяжести содеянного обвиняемым.

 

В настоящее время все доказательства по уголовному делу собраны и закреплены процессуальными документами. Поэтому изменить их невозможно. Неоднократно допрошены все необходимые государственному обвинению свидетели и обвиняемые. Между ними проведены очные ставки. В настоящее время ничего нельзя изменить.

Все доказательства хранятся у следователя и возможности для их уничтожения нет.

Поэтому в настоящее время, отсутствует реальная возможностьоказать влияние или изменить что либо по делу. Тем более безосновательно предполагать, что это может сделать Зуев С.В.

Таким образом, мнения и предположения государственного обвинения указанные в представленном суду ходатайстве, являются ничем не обоснованными  умозаключениями, не имеющими ничего общего с достоверными фактами и доказательствами, которые должны быть представлены суду, в качестве обоснования выдвинутых требований, необходимости продления срока содержания под стражей. Их отсутствие, является безусловным основанием  для отказа в продлении срока содержания под стражей.

 

Кроме того необходимо учесть, что Зуев С.В. имеет постоянное место жительства в г.Москве, т.е. в месте производства предварительного следствия.

 

Зуев С.В. не нарушал ранее избранной меры пресечения.

 

Зуев С.В. не скрывался от органов предварительного следствия и суда.

 

Иных правовых оснований для продления срока содержания под стражей действующий уголовно-процессуальный закон не предусматривает.

 

При предыдущих рассмотрениях ходатайств о продлении меры пресечения, суды не учитывали следующие обьективные факты, имеющие свое подтверждение в материалах дела:

        Зуев С.В. является добросовестным гражданином Российской Федерации. Избирался депутатом законодательного собрания Московской области. Является академиком.

        На его иждивении  находиться семья и двое малолетних детей, а также престарелые родители.

        Зуев С.В.  имеет постоянное место работы и является руководителем крупного предприятия.

        Зуев С.В. положительно характеризуюсь как по месту работы, так и жительства.

        Зуев С.В. принимал активное участие в расследовании данного уголовного дела, оказывал содействие следствию.

        За время нахождения в следственном изоляторе его здоровье значительно ухудшилось, обострились имевшиеся хронические заболевания. Получить квалифицированную медицинскую помощь и эффективные медицинские препараты в условиях изоляции невозможно.

 

В постановлении о возбуждении перед судом ходатайства о продлении Зуеву С.В. меры пресечения в виде заключения под стражу, государственным обвинением указываются ничем не подтвержденные предположения и голословные умозаключения о возможности совершения Зуевым С.В. противоправных действий, которые он никогда не совершал и совершать не собирался. Заверяем суд, что данные утверждения  являются частным мнением, не основанным на фактах и не имеющим подтверждений. 

В то же время в материалах уголовного дела имеются ответы на запросы из МВД РФ об отсутствии у Зуева С.В., судимости, свидетельства о рождении детей, справка с его места жительства, положительные характеристики, заграничный и общегражданский паспорта.

 

Более того, в настоящее время государственным обвинением фактически закончен  сбор и закрепление доказательств по уголовному делу. Поэтому нахождение Зуева С.В. под стражей не имеет никакой процессуальной необходимости.

Уголовно-процессуальный закон не требует содержания под стражей обвиняемого при ознакомлении его с материалами уголовного дела. Он может делать это и находясь под мерой пресечения не связанной с лишением свободы.

Так же нет процессуальной необходимости в нахождении Зуева С.В. под стражей и при ознакомлении его с постановлениями о назначении судебных экспертиз и с заключениями экспертов. Именно эти причины указаны государственным обвинением, в качестве основания для продления срока предварительного следствия до 6 лет!

Продолжение содержания Зуева С.В. под стражей, в настоящее время, является фактическим началом отбывания им наказания, до вынесения приговора судом.

Европейский Суд по правам человека неоднократно указывал на недопустимость такого, безосновательного содержания под стражей. В данном случае имеет место прямое нарушение основных прав и свобод человека и гражданина.

На основании п. 36.2 "Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме", утвержденного резолюцией 43/173 Генеральной Ассамблеи ООН от 9 декабря 1988 г., "арест или задержание лица на период проведения предварительного следствия осуществляется исключительно в целях осуществления правосудия". Иными словами, подозреваемый, обвиняемый могут быть заключены под стражу только тогда, когда иные меры пресечения для достижения целей уголовного судопроизводства в силу разных причин неэффективны.

 

Считаем, что в настоящее время имеются все, установленные законом основания для отмены Зуеву С.В. меры пресечения в виде заключения и изменения меры пресечения на подписку о невыезде.

 

На основании изложенного, руководствуясь ст. 110, 255 УПК РФ просим:

 

1.      Изменить Зуеву С.В. меру пресечения в виде заключение под стражу, на подписку о невыезде.

 

 

 

 

 

 

Адвокат                                                                                                            И.Н.Ермолаев

07.12.2006 г. исх.№12З-27