В Московский городской суд г.Москвы

 

От защитников:

адвоката Адвокатской Палаты Республики Башкортостан

Ермолаева Игоря Николаевича

г.Уфа, 450071, а/я 427.

 

адвоката коллегии адвокатов Солидарность

Полищука Кирилла Эрнестовича

г.Москва, ул. Пресненский вал, д.14, стр.4

 

в защиту права обвиняемого Зуева Сергея Васильевича,

содержащегося в ИЗ-99/1 г.Москвы,

 

 

 

 

КАССАЦИОННАЯ   ЖАЛОБА

на постановление о продлении срока содержания под стражей

 

 

 

11 декабря 2006 года постановлением Басманного суда г.Москвы (дело №3/1-502 п/06) срок содержания под стражей Зуеву С.В. продлен до 12 месяцев, т.е.до 13 июня 2007 года.

 

Как видно из судебного материала, в качестве обоснования продления срока содержания Зуева С.В. под стражей суд указал, что постановление о возбуждении ходатайства составлено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и представлено в суд с согласия надлежащего прокурора. Далее в качестве доводов законности суд привел следующие доводы:

- Уголовное дело возбуждено уполномоченным лицом;

- Задержание  Зуева С.В. произведено соответствующим должностным лицом;

- Зуев С.В. обвиняется в совершении преступления, которое отнесено к категории тяжких и особо тяжких;

- Зуев С.В. не имеет ограничения для выезда за пределы РФ, имеет свои фирмы за границей, дом в Италии;

- Зуев С.В. обвиняется в совершении преступлений, связанных с внешнеэкономической деятельностью;

- Зуев С.В. организовал уничтожение своих приказов и распоряжений по МЦ Гранд и ТЦ Три Кита, подтверждающего его руководство незарегистрированным обьединением Альянс.

Данные обстоятельства дали суду основания полагать, что Зуев С.В. оставаясь на свободе способен продолжать заниматься преступной деятельностью, а ровно скрываться от органов предварительного следствия и суда.

 

При этом суд не усмотрел, грубых нарушений со стороны следствия.

 

Кроме того, необходимость продления срока содержания под стражей Зуеву С.В. суд видит в:

- необходимости ознакомить Зуева С.В. постановлением о назначении судебных экспертиз и их заключениями;

- выделении уголовного дела в отдельное производство;

- предьявления обвинения в окончательной редакции;

- ознакомлении обвиняемого с материалами уголовного дела.

Далее суд указал, что обстоятельства при решении вопроса об избрании судом 13 июня 2006 года в отношении Зуева С.в. меры пресечения в виде заключения под стражу, предусмотренные ст.ст. 99-101,108 УПК РФ, в настоящее время не устранены, поэтому оснований для изменения меры пресечения  Зуеву С.В. на иную, не связанную с лишением свободы суд не находит.

 

 

С доводами и основаниями продления Зуеву срока содержания под стражей не согласны, в связи с несоответствием их требованиям уголовно-процессуального закона, не обоснованностью, ошибочностью и не подтверждением материалами судебного дела, грубым нарушением процессуальных норм и прав обвиняемого.

 

 

1.   В судебном рассмотрении принимало участие не уполномоченное лицо.

Полномочия участников уголовного судопроизводства подтверждаются не только наличием определенных должностей и званий, при наличии удостоверений, но и документом уполномачивающим их участие в определенном деле в качестве определенного участника процесса, чем определяются их права.

У защитника, таким документом является ордер адвоката, у прокурора доверенность.

 

Суд не проверил и в материалах дела  отсутствует документ, подтверждающий  право прокурора отдела по надзору за расследованием особо важных дел управления по расследованию особо важных дел Генеральной прокуратуры РФ Зиновой С.Н. (как указано в постановлении суда) на участие  в данном деле, т.к. она не обращалась в суд с ходатайством о продлении срока содержания под стражей и не выносила соответствующего постановления. Заместитель Генерального прокурора РФ, давший согласие на возбуждение ходатайства пере судом о продлении срока содержания под стражей Зуева С.В., не поручал указанному выше прокурору представлять его интересы в суде.

Таким образом, участие в рассмотрении постановления о возбуждении ходатайства перед судом о продлении срока содержания под стражей Зуева С.В. до 12 месяцев, прокурора отдела по надзору за расследованием особо важных дел управления по расследованию особо важных дел Генеральной прокуратуры РФ Зиновой С.Н. было не  законно.

 

 

2.   Прямое нарушение судом требований ч.2 ст.109 УПК РФ.

Ч.2 ст.109 УПК РФ установила правовое требование о возможности продления срока содержания под стражей, только при отсутствии оснований для изменения или отмены меры пресечения. Для продления срока содержания под стражей до 12 месяцев, дополнительно требуется обязательное наличие оснований для избрания этой меры пресечения и признания особой сложности уголовного дела.

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации
от 5 марта 2004 года, №1 О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации разьяснило, что к
ходатайству об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (часть 3 статьи 108 УПК РФ) следует прилагать копии постановлений о возбуждении уголовного дела и привлечении лица в качестве обвиняемого, копии протоколов задержания, допросов подозреваемого, обвиняемого, а также имеющиеся в деле доказательства, подтверждающие наличие обстоятельств, свидетельствующих о необходимости избрания лицу меры пресечения в виде заключения под стражу (сведения о личности подозреваемого, обвиняемого, справки о судимости, данные о возможности лица скрыться от следствия, об угрозах в адрес потерпевших, свидетелей и т.п.).

В ходе судебного слушания защитой было заявлено 6 ходатайств. Из них только 4 были рассмотрены судом и по ним приняты процессуальные решения.

 

Не были приняты процессуальные решения по важным процессуальным ходатайствам защиты, в результате чего существенно были нарушены права обвиняемого:

        Защитой было заявлено ходатайство о предоставлении времени для ознакомления с постановлением о привлечении Зуева С.В. в качестве обвиняемого (л.3 протокола судебного заседания от 11.12.06). Суд определил предоставить время для ознакомления, но фактически только формально прервал судебное заседание, тут же его продолжив. Тем самым лишив обвиняемого возможности реализовать свое конституционное право на защиту.

        Далее защита заявила ходатайство об изменении обвиняемому Зуеву С.В, меру пресечения в виде заключения под стражей. Ходатайство было заявлено в письменном виде и приобщено судом к материалам дела. Единственное требование защиты: изменение Зуеву С.В. меры пресечения суд оставил без рассмотрения и оценки, уклонившись от ответа на основополагающий вопрос необходимости дальнейшего содержания нашего подзащитного под стражей (стр. 10 судебного заседания от 11.12.06г.).

        Защитой было заявлено ходатайство о приобщении к судебному материалу постановления о привлечении Зуева С.В. в качестве обвиняемого от 5 декабря 2006 года, во исполнение, указанного выше Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации
от 5 марта 2004 года, №1, т.к. оно не было приобщено к судебным материалам. Суд, не взирая на, обязательные для исполнения судами, указаний Пленума Верховного Суда РФ, отказал защите в реализации законного права (лист 4 протокола с\з от 11.12.06 г.).   

 

 

3.   Грубое нарушение процессуальных норм.

Рассмотрение судом ходатайства о продлении срока содержания под стражей, производиться при соблюдении общих правил уголовного судопроизводства, установленных уголовно-процессуальным кодексом РФ, в том числе по непосредственному исследованию всех доказательств в суде и основание судебного решения лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании (ст.240 УПК РФ).

 

Суд не имея законных оснований и не проверив доводы прокурора, голословно указал на наличие этих доводов, не существовавших в реальной действительности и не исследованных судом. В суд не представлено ни одного доказательства существования фактов, указанных судом, которые были прямо опровергнуты Зуевым С.В. как надуманные и придуманные следствием, для искусственного создания негативного образа нашего подзащитного, не имеющего ничего общего с реальностью:

        Суду было достоверно известно, что общегражданский и заграничный паспорт Зуева С.В. находятся в материалах уголовного дела, что делает невозможным его выезд за границу и прямо опровергает вывод суда;

        Суду не было представлено никаких доказательств наличия в собственности у Зуева С.В. каких либо фирм за границей и дома в Италии. В суде Зуев С.В, пояснил, что это бред, направленный на его незаконную дискредитацию.

        Не нашло своего подтверждения в суде, но незаконно было внесено в судебное решение, предположение в форме судебного утверждения, об организации уничтожения приказов и распоряжений.

Данные надуманные не соответствующие действительности измышления, дали суду основания полагать, что Зуев С.В. оставаясь на свободе способен продолжать заниматься преступной деятельностью, а ровно скрываться от органов предварительного следствия и суда.

Не соответствие выводов суда в судебном решение, как по форме так и по содержанию, достоверно подтверждают их не законность и подлежат отмене.

 

Ст.109 УПК РФ установила основания, только при наличии которых суд вправе продлить срок содержания обвиняемого под стражей на срок до 12 месяцев. В частности закон отнес к таким обстоятельствам: наличие особой сложности уголовного дела и наличие оснований для избрания этой меры пресечения судьей. Ст.108 УПК РФ устанавливает основания избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. Закон требует, что бы при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана, при наличии одного из следующих обстоятельств:

        Обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории РФ;

        Его личность не установлена;

        Им нарушена ранее избранная мера пресечения;

        От скрылся от органов предварительного следствия и суда.

Фактические обстоятельств подтверждающих наличие указанных выше доводов для избрания Зуеву С.В. меры пресечения в виде заключения под стражу в суд не было представлено и судом не исследовалось.

Суд убедившись в отсутствии законных оснований для продления Зуеву С.В. меры пресечения в виде заключения под стражу, вынужден был выйти за рамки закона и компетенции, обосновать свое решение на непроверенных домыслах, грубо нарушив закон.

 

Абсолютно не законными, не содержащими в себе элементы здравого смысла и правовой целесообразности явились основания необходимости продления срока содержания под стражей, указанные судом в постановлении. Ни одно из оснований: необходимость ознакомить Зуева С.В. постановлением о назначении судебных экспертиз и их заключениями; выделении уголовного дела в отдельное производство; предьявление обвинения в окончательной редакции; ознакомление обвиняемого с материалами уголовного дела не требуют нахождение Зуева С.В. под арестом. Своим шестилетним активным сотрудничеством со следствием наш подзащитный ни разу не позволил усомниться в своем стремлении установления истины по делу и изобличения истинных виновных. Зуев С.В. и ранее, находясь на свободе многократно участвовал в подобных следственных действий, без ущерба для следствия и суда.

 

Суд не признал, что уголовное дело в котором необходимо ознакомить обвиняемого с постановлениями о назначении судебных экспертиз, выделить уголовное дело и ознакомить с его материалами обвиняемого, может быть  особо сложным делом. Более того, суд в судебном заседании сначала удовлетворил ходатайство прокурора о приобщении к материалам вновь предьявленного Зуеву С.В. обвинения, отклонил ходатайство защиты ознакомиться с данным обвинением, а затем в судебном постановлении указал, что следствию еще раз необходимо предьявить Зуеву С.В. еще одно обвинение.

Данное противоречие и прямое искажение фактических обстоятельств дела, подтверждают не обьективность и не законность приятого судебного решения.

 

В постановлении Конституционного Суда РФ от 4 марта 2003 г. N 2-П
"По делу о проверке конституционности положений пункта 2 части первой и части третьей статьи 232 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан Л.И.Батищева, Ю.А.Евграфова, О.В.Фролова и А.В.Шмелева" суд дал разьяснение:

Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому право на свободу и личную неприкосновенность (статья 22, часть 1), вместе с тем предусматривает и возможность его ограничения федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (статья 55, часть 3). Меры пресечения служат указанным конституционно значимым целям, если они направлены на воспрепятствование обвиняемому в том, чтобы он мог скрыться от следствия и суда, помешать установлению истины по уголовному делу или продолжить преступную деятельность. При этом избыточное или не ограниченное по продолжительности применение мер, связанных с ограничением прав, гарантированных статьей 22 (часть 1) Конституции Российской Федерации и пунктом 3 статьи 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, недопустимо, а решение об избрании меры пресечения, включая заключение под стражу и подписку о невыезде, может быть вынесено только при условии подтверждения достаточными данными, устанавливаемыми в соответствии с уголовно-процессуальным законом, оснований ее применения.

Такая же правовая позиция выражена Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 13 июня 1996 года по делу о проверке конституционности части пятой статьи 97 УПК РСФСР, а также в официально опубликованных определениях от 25 декабря 1998 года по делу о проверке конституционности частей четвертой, пятой и шестой статьи 97 УПК РСФСР, от 8 октября 1999 года по жалобам ряда граждан на нарушение их конституционных прав статьями 89, 91 и 96 УПК РСФСР и от 15 мая 2002 года по жалобам ряда граждан на нарушение их конституционных прав частью седьмой статьи 239.1 УПК РСФСР.

Часть третья статьи 232 УПК РСФСР не содержит каких-либо положений, которые противоречили бы данному Конституционным Судом Российской Федерации истолкованию оснований и порядка применения мер пресечения и наделяли суд как орган правосудия не свойственными ему полномочиями, позволяющими применять меры пресечения в каких-либо иных целях, нежели предусмотренные уголовно-процессуальным законом, и предопределять его отношение к основному вопросу - о виновности или невиновности обвиняемого в инкриминируемом ему деянии.

 

 

На основании изложенных требований действующего уголовно-процессуального кодекса РФ, постановлений Конституционного и Верховного судов РФ, Международного Пакта о гражданских и политических правах просим суд:

1.      Признать не законным постановление Басманного районного суда г.Москвы от 11 декабря 2006 года, о продлении обвиняемому Зуеву С.В. меры пресечения в виде заключения под стражу и отменить его.

2.      Отказать в удовлетворении ходатайства руководителя следственной группы Генеральной прокуратуры РФ Лоскутова В.В. в продлении обвиняемому Зуеву С.В. меры пресечения в виде заключения под стражей до 12 месяцев.

3.      Избрать Зуеву С.В. иную меру пресечения подписку о невыезде.

 

 

 

 

 

Адвокат                                                                                                    И.Н.Ермолаев

 

Адвокат                                                                                                    К.Э.Полищук

19.12.2006 г. исх.№12З-38