В Президиум  Верховного Суда Российской Федерации

 

от защитника адвоката Адвокатской Палаты Республики Башкортостан

Ермолаева Игоря Николаевича,

в защиту прав и интересов обвиняемого Блинова Анатолия Анатольевича, содержащегося в СИЗО-1 г.Москвы

 

г.Уфа, 450071, а/я 427.

 

 

 

НАДЗОРНАЯ   ЖАЛОБА

на кассационное определение Верховного суда Российской Федерации

дело 49-005-10

 

 

 

26 апреля 2005 года определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации отменено постановление заместителя председателя Верховного Суда Республики Башкортостан Азнабаева Р.В. от 25 октября 2004 года в отношении Блинова А.А.

При этом судебная коллегия приняла решение о продлении Блинову А.А. срока содержания под стражей на три месяца, то есть до 26 июля 2005 года.

 

С кассационным определением В ЧАСТИ продления срока содержания под стражей не согласны, считаем его не законным и не обоснованным, вынесенным с нарушением норм процессуального права.

 

20 августа 2004 года постановлением судьи Октябрьского районного суда г.Уфы Тимашевой Л.Н. удовлетворено ходатайство следователя и срок содержания Блинова А.А. под стражей продлен до 28 октября 2004 года.

 

29 октября 2004 года постановлением судьи Октябрьского районного суда г.Уфы Лебедева А.В. уголовное дело принято к производству судом, по уголовному делу в отношении Блинова А.А. на 9 ноября 2004 года назначено предварительное слушание, мера пресечения в отношении него в виде заключения под стражу оставлена без изменения.

 

21 декабря 2004 года кассационным определением Верховного суда РБ постановление судьи Октябрьского районного суда г.Уфы Лебедева А.В. о назначении предварительного слушания по уголовному делу в отношении Блинова А.А. отменено, дело направлено в судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ, мера пресечения в отношении него оставлена прежняя.

 

26 апреля 2005 года кассационным определением Верховного Суда РФ дело в отношении Блинова А.А. направлено в Верховный суд РБ, а срок содержания под стражей ему продлен на три месяца, до 26 июля 2005 года.

 

 

Продление срока содержания под стражей Блинова А.А. на три месяца, до 26 июля 2005 года принято судом без соответствующего ходатайства государственного обвинителя, при отсутствии оснований и доказательств необходимости продления срока содержания под стражу, в нарушение требований ст.97, 108, 109 УПК РФ.

Суд по собственной инициативе, при отсутствии и без указания мотивов и оснований, продлил срок содержания под стражей Блинова А.А.  При этом суд не проверил и не дал оценку законности нахождения Блинова А.А. под стражей, хотя в постановлении перечислил судебные акты, на основании которых, мой подзащитный находиться длительное время под стражей.

 

При рассмотрении кассационной жалобы Блинова А.А. суд не обеспечил Блинову А.А. и его защитникам реальной возможности довести свою позицию и точку зрения относительно, столь важного для его судьбы вопроса, ограничивающего его конституционное право на свободу передвижения, как продление пребывания под стражей. Суд не позволил стороне защиты принять участие в процедуре обсуждения и предоставления суду доводов защиты, несогласной с высказанной прокурором, при дачи заключения по жалобе, позиции, о необходимости продления срока содержания под стражей.

Суд не позволили Блинову А.А. и его адвокатам ознакомиться с ходатайством прокурора, изучить основания продления срока содержания под стражей, подготовить, согласовать и предоставить суду свои возражения и привести доказательства опровергающие доводы государственного обвинения.

Фактически сторона защиты была лишена возможности защищаться, установленными законом способами.

 

Суд не проверил наличие оснований необходимости дальнейшего содержания Блинова А.А. под стражей и отсутствия оснований для изменения ему меры пресечения.

Суд сослался на ранее принятые судебные решения о продлении и оставлении меры пресечения в виде заключения под стражу, но не дал оценки законности этих решений.

 

Так судебная коллегия установила, что мера пресечения в виде заключения под стражу Блинова А.А. была продлена  20 августа 2004 года постановлением судьи Октябрьского районного суда г.Уфы до 28 октября 2004 года.

Таким образом, судебной коллегией было достоверно установлено, что срок содержания Блинова А.А. под стражей истек 28 октября 2004 года.

 

Затем судебная коллегия указывает, что 29 октября 2004 года постановлением судьи Октябрьского районного суда г.Уфы уголовное дело принято судом к производству и назначено предварительное слушание, а мера пресечения Блинову А.А. в виде заключения под стражу оставлена прежняя.

 

Судебной коллегией не дана оценка установленному факту нарушения закона судьей Октябрьского районного суда г.Уфы, когда после окончания срока содержания Блинова А.А. под стражей 28 октября 2004 года, на следующий день 29 октября 2004 года ему  оставляют прежней, несуществующую меру пресечения.

 

Находясь незаконно под  стражей с 29 октября 2004 года Блинов А.А., был лишен судебной коллегией Верховного Суда РФ, возможности донести свою позицию при продлении несуществующей меры пресечения до суда, и до настоящего времени продолжает незаконно находиться под стражей.

 

Судебной коллегией Верховного Суда  РФ установила, что после продления срока содержания Блинова под стражей 20 августа 2004 года, постановлением судьи Октябрьского районного суда, все последующие судебные решения принимались вне  судебного  заседания  без каких либо ходатайств, исследований доводов и оснований, исследования мнений сторон и доказательств. Судебные решения об оставлении меры пресечения без изменений оформлялись судами  не  отдельным  актом,  а    включали в постановления о назначении предварительного  слушания, о  назначении судебного заседания или отмене ранее принятого решения.

 

Полагаем, что действия суда, позволяющие после окончания срока содержания обвиняемого под стражей (28 октября 2004 года), по истечении шестимесячного срока, со дня поступления  уголовного дела в суд, многократное продление срока содержания  под  стражей  (каждый раз не более чем на три месяца), нарушают конституционные права обвиняемого и позволяют содержать его  под стражей  неограниченное  время, без всяких к тому оснований и исследования доводов в судебном заседании.

 

      Судебная процедура признается эффективным механизмом зашиты  прав  и свобод, если она отвечает требованиям справедливости  и  основывается  на конституционных принципах  состязательности  и  равноправия   сторон. При решении вопросов, связанных с содержанием под  стражей  в  качестве  меры пресечения, это предполагает исследование судом  фактических  и  правовых оснований  для  избрания  или  продления  данной  меры     пресечения при обеспечении лицу возможности довести до суда свою позицию,  с  тем  чтобы вопрос о содержании под стражей не мог решаться произвольно или исходя из каких-либо формальных  условий,  а  суд  основывался  на  самостоятельной оценке существенных  для  таких  решений  обстоятельств,   приводимых как стороной обвинения, так и стороной защиты.

В решениях Европейского Суда  по  правам  человека неоднократно указывалось:  практика  содержания   лица под стражей без конкретного правового основания, а лишь по причине отсутствия четких правил, регулирующих положение содержащегося под стражей  лица,  в результате чего лицо может быть лишено свободы на неопределенный срок без судебного решения, несовместима с принципами  правовой   определенности и защиты от произвола;  заключение  под  стражу  на  срок   длительностью в несколько месяцев при отсутствии обосновывающего его постановления  суда, в том числе на том единственном основании, что дело передано  в  суд,  не может считаться "законным" в смысле п. 1 статьи 5 Конвенции о защите  прав человека и основных свобод и само по себе противоречит принципу  правовой определенности, являющемуся  одним  из  основных  элементов  верховенства права (решение от 28 марта 2000 года по делу "Барановский против Польши",  решение от 30 июля 2000 года по делу "Йечиус против Литвы").

 

            Судебные гарантии свободы  и   личной   неприкосновенности   не   могут     сокращаться или приостанавливаться  и   в   период   после   окончания   предварительного расследования и передачи уголовного дела в суд. Иное  не  соответствовало бы самой сути правосудия, обеспечивающего непосредственное действие  прав и свобод.

 

            Создавая  условия  для   надлежащего   проведения   судебного разбирательства, охраны прав и законных интересов участвующих в нем  лиц, суд,  в  том  числе   по   собственной   инициативе,     обязан проверять обоснованность применения в процессе обеспечительных  мер,  включая  меру пресечения в виде заключения под стражу, принимать необходимые решения  в случаях, когда подсудимый уклоняется от явки  в  суд  или  иным  способом препятствует  осуществлению  правосудия,  а  также  обеспечивать   в ходе судебного разбирательства своевременное рассмотрение вопроса о  продлении содержания под стражей до истечения его срока, установленного  предыдущим судебным решением.

 

            Следовательно,  при  передаче  прокурором  уголовного  дела  в   суд избранная в период  предварительного  расследования  мера   пресечения не прекращает свое действие и может продолжать применяться до истечения того срока, на который она была установлена соответствующим судебным решением. Судья же, получив к своему производству уголовное дело, обязан проверить, истек  или  нет  установленный  ранее  принятым  судебным   решением срок содержания   под   стражей,   подтверждается   ли   наличие   фактических обстоятельств, со ссылкой на которые было принято  решение  о  заключении лица под стражу, и сохраняют ли  эти  обстоятельства  свое   значение как основания для продления срока содержания под стражей.

            Из этого исходил федеральный законодатель, предусматривая в  статьях 227 и 228 УПК Российской Федерации,  что  судья  по  поступившему   в суд уголовному делу в отношении обвиняемого,  содержащегося  под   стражей, в 14-дневный срок решает вопрос о назначении по нему  судебного  заседания, выясняя при этом, подлежит ли отмене  или  изменению  ранее   избранная в отношении обвиняемого мера пресечения.  Формулировка,  обязывающая  судью выяснить,  "подлежит  ли  отмене  или  изменению  ранее    избранная мера пресечения", предполагает,  что  решение  о  заключении   обвиняемого под стражу или о продлении срока содержания под стражей,  принятое  в  стадии предварительного  расследования,  сможет  сохранять   свою     силу после окончания  дознания  или   предварительного   следствия   и   направления уголовного дела в суд только в течение  срока,  на  который  данная  мера пресечения была установлена.

 

Совершенно очевидно, что после 28 октября 2004 года дата окончания срока содержания под стражей, суды всех инстанций не выполнили возложенные на них законом функции и допустили незаконное содержание Блинова А.А. под стражей длительное время.

Данные нарушения являются существенными и безусловным основанием для немедленного освобождения Блинова А.А. из-под стражи.

 

На основании изложенного, руководствуясь ст.46 Конституции РФ, 359, 373 УПК РФ прошу:

 

 

1.     Истребовать из Верховного суда Республики Башкортостан, уголовное дело №  4090066 в отношении Блинова А.А.

2.     Возбудить надзорное производство и передать надзорную жалобу на рассмотрение Президиума Верховного Суда Российской Федерации.

3.     Отменить определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации 26 апреля 2005 года, в части продления срока содержания Блинову А.А. срока содержания под стражей.

4.     Освободить Блинова А.А. из-под стражи.

 

 

 

 

 

 

 

 

Адвокат                                                                                             И.Н.Ермолаев

 

   Надзорная жалоба адвоката удовлетворена, определение заместителя председателя Верховного суда Республики Башкортостан отменено, дело направлено на новое рассмотрение.