РЕЧЬ

в защиту подсудимого Блинова А.А. в прениях

 

 

Уважаемый суд!

 

Окончательный вариант обвинения Блинова А.А. был озвучен  государственным обвинителем в обвинительной речи. Из нее мы узнали, что Блинов Анатолий Анатольевич обвиняется в том, что в октябре 2003 года в офисе ООО «Бюро правовой поддержки», используя дубликат печати и учредительные документы ООО «Экология Техно» изготовил фиктивный вексель №2 ЭТ/ДУ-02. В графе директор ООО «Экология Техно» подпись поставил Серганин В.Ю. Затем он заключил договор на юридическое обслуживание с ООО «Дипсона Урал» по которому в качестве авансового платежа получил вексель ООО «Экологии Техно» №2. 20 апреля 2004 года Блинов А.А. обратился в Арбитражный суд РБ с иском о взыскании с ООО «Экология Техно» вексельной задолженности. Узнав о подаче искового заявления в суд директор ООО «Экологии Техно» обратился с заявлением в милицию, чем предотвратил хищение. В результате всех этих действий государственное обвинение считает, что действия Блинов А.А. были непосредственно направлены на хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления довернем, которые не были доведены до конца по независящим от него обстоятельствам, т.е. покушение на мошенничество.

 

Однажды Римский прокуратор Понтий Пилат судил за совершение обмана, а фактически мошенничества, Иесуса из Назарета. Хотя его и терзали сомнения, он вынуждено признал его виновным и приговорил к тяжкому наказанию. Чем в действительности закончилась та история нам всем хорошо известно.

Обвинить человека легко! Но давайте разберемся, имеются ли основания у этого обвинения и имеются ли неопровержимые доказательства виновности подсудимого.

 

Данное уголовное дело изначально имело под собой сомнительную  правовую основу. С подачи некомпетентных лиц, с момента возбуждения уголовного дела обвинение стало утверждать, что гражданско правовые сделки между юридическими лицами, заключенные уполномоченными лицами, составленные в полном соответствии с требованиями гражданского кодекса, не оспоренные ни кем, якобы являются не законными и фиктивными. Данная позиция не основана на нормах права и не выдерживает никакой критики.

Использование  методов юридического передергивания норм права, с целью придания им иного смысла, искажающего истинное значение законодательной нормы, уже приводило к вынесению множества обвинительных приговоров, которые через много лет были отменены, а незаконно осужденные, реабилитированы такими же обвинителями. Нужно ли повторять те же ошибки?

 

 

Мошенничество является одним из видов противоправного хищения имущества потерпевшего. Оно заключается в совершении активных противоправных действий направленных на незаконное завладение чужим имуществом.

 

Из обвинительной речи государственного обвинителя следует, что Блинов А.А. собирался завладеть денежными средствами  или акциями КБ «Имидж», принадлежащих ООО «Экологии Техно».

Какие же из описанных действий Блинова А.А. государственное обвинение считает преступными.

 

К преступным, противозаконным действиям Блинова А.А. отнесено обращение с исковым заявлением от имени ООО «Бюро правовой поддержки» к ООО «Экология Техно» в Арбитражный суд РБ.

Данное основание является не просто сомнительным, а прямо противоречащим элементарным, основополагающим принципам и нормам права.

 

Ст.46 Конституции РФ закрепил право на судебную защиту прав и свобод. Обращение в суд является основным, неотьемлемым правом любого гражданина РФ.

Ст.4 Арбитражного процессуального кодекса, также закрепили право заинтересованного лица обратиться в суд за защитой своих нарушенных или оспоренных право и законных интересов. Отказ от права на обращение в суд недействителен.

Мнение государственного обвинения о том, что обрашение с иском в суд является способом противоправного завладения имуществом путем обмана или злоупотребления доверием абсурдны.

 Обращение в суд не может быть противоправным. Как считает государственное обвинение Блинов А.А. избрал необычный способ мошенничества – обращение с иском в суд.

На основании судебного решения, вступившего в законную силу и обязательного для исполнения всеми государственными органами, предприятиями и физическими лицами, даже теоретически невозможно противоправно завладеть имуществом, взысканном на основании законного судебного решения.  

Российским и мировым правом, правосудие, путем осуществления судопроизводства, относит к самому обьективному и демократичному способу достижения истины. Исследование всех представленных суду доказательств и оценки доводов сторон – участников судопроизводства, является самым эффективным способом устранения нарушенного права.

Обвиняя Блинова А.А. государственное обвинение так и не ответило на вопрос как мог бы суд, рассматривая исковое заявление ООО «Бюро правовой поддержки», взыскать с ООО «Экология Техно» 30 млн. рублей если все документы якобы были сфальсифицированы, ответчик не выдавал данного векселя и не заключал с истцом никаких сделок? В чем же в этом случае, заключалась опасность?

Этот необьяснимый юридический нонсенс был возведен государственным обвинением в аксиому не требующую доказательств. Но согласиться с ним означает обрушить все столбы – основополагающие принципы права, на которых стоит теория и практика  правопреминения и законности.

Обращение с иском в суд не может быть противоправным. Если оно нарушает какие-либо нормы процессуального или материального права суд потребует устранить эти ошибки, либо укажет на невозможность удовлетворения заявленных требований. Но за это истец не может быть привлечен к ответственности, тем более уголовной!

 

Государственное обвинение считает, что именно Блинов А.А. обратился в исковым заявлением от имени ООО «Бюро правовой поддержки» в Арбитражный суд РБ.

Данное мнение основано на результатах подчерковедческой экспертизы росписи Блинова А.А. на исковом заявлении и технической экспертизы печати.

 

Но несоответствие исследованных подписей с образцами подчерка, в заключении эксперта №7234 от 6 августа 2004 года, очевидны даже не специалисту. Не может не бросится в глаза, что подпись от имени Блинова А.А. расположенная в строке «Генеральный директор ООО «Бюро правовой поддержки» в исковом заявлении от 26.01.2004 года (иллюстрация №3 фототаблицы к заключению эксперта т.3 л.д.197) и эксперементальные образцы подписей Блинова А.А. (иллюстрация №7) совершенно не похожи. Так петлевой элемент буквы «А» в левой части подписи в эксперементальных образцах, выполненных рукой Блинова А.А., имеет 2 петли, символизирующие две буква «А» - Анатолий Анатольевич, в то время как в подпись в исковом заявлении содержит  3 петли буквы «А».  В верхней части петлевидных элементов буквы «А» в исследованных подписях от имени Блинова А.А., имеются горизонтальные зигзагообразные росчерки выполненные с право на лево. Эксперементальные подписи Блинова А.А. вообще не имеют таких элементов. К частным индентификационным признакам подписи эксперт отнес и петлевой, извилистый, правокружный, переходящий снизу-вверх, слева-направо элемент окончания росчерка подписи, но в эксперементальных образцах ничего подобного в подписи Блинова нет. 

Таким образом подчерковедческая экспертизы подписей Блинова А.А. не только сомнительная и не научна, она пытается скрыть от правосудия элементарные видимые элементы несоответствия исследованных подписей от имени Блинова А.А. его реальной подписи. Такая экспертиза не может быть положена в основу обвинения.

Блинов пояснил суду, что на документах поданных в суд от его имени стоит не его подпись, хотя и исскустно копирующая некоторые элементы.

Еще 8 июля 2004 года, после ознакомления с постановлением о назначении подчерковедческой экспертизы, защита заявила ходатайство (т.3 л.д.128) в котором указало, что представленные следствием эксперту свободные образцы подписи Блинова А.А. не являются подписями Блинова А.А., а выполненным иными лицами. Защита просила представить эксперту образцы подчерка Блинова, имевшиеся на документах заверенных нотариусом или банковских карточках, изьятых при обыске в офисе ООО «Бюро правовой поддержки» и оглашенные в суде. Однако следствием в удовлетворении такого ходатайство было отказано. Из 3 500 000 изьятых в офисе ООО «Бюро правовой поддержки» документов были выбраны несколько таких, на которых имелась подпись похожая на подделанную подпись Блинова А.А. имевшуюся на исковом заявлении, но выполненная не Блиновым А.А.

Незаконно ограничивая права обвиняемого на защиту и представление доказательств невиновности, государственное обвинение сделало все, что бы лишить Блинова А.А. возможности доказать свою невиновность, в том числе и проведении обьективного экспертного исследования.

 

В заключении эксперта № 6447 от 15 июля 2004 года сделан вывод о принадлежности оттиска печатной формы ООО «Бюро правовой поддержки» на исковом заявлении от имени ООО «Бюро правовой поддержки» печати данного предприятия.

Данный вывод сделан экспертом на основании исследования документов представленных следователем. Среди них следователь представил исковое заявление о взыскании вексельной задолженности в Арбитражный суд г.Уфы от имени ген. Директора ООО «Бюро правовой поддержки  Блинова А.А.

Однако 22 апреля 2004 года, через 2 дня после подачи иска в Арбитражный суд, о/у Павинский обращается с рапортом об окончании проверки заявления Манапова и прикладывает к ней материал на 110 листах. В этом материале (т.1 л.д.111) имеется копия искового заявления в котором отсутствует печать ООО «Бюро правовой поддержки».

19 июля 2004 года следователь лично производит выемку у Асянова копии искового заявления от имени ООО «Бюро правовой поддержки» в Арбитражный суд РБ. В протоколе выемки (т.2 л.д.227) следователем указано об изьятии копии искового заявления на оборотной стороне которого в графе «Генеральный директор ООО «Бюро правовой поддержки» А.А.Блинов имеется плохо различимая подпись. Документ датирован 26.01.2004 года.  Копию печати на данном документе следователь не обнаружил. К протоколу приложен изьятый документ на котором печати нет.

20 июля 2004 года следователь лично производит осмотр изьятых у Асянова документов. В данном протоколе (т.2 л.д.231) следователь указывает: в нижней части с оборотной стороны в графе «Генеральный директор ООО «Бюро правовой поддержки А.А.Блинов» имеется плохо выраженная подпись». И вновь следователь не обнаружил никакой печати. Именно в таком виде документ был приобщен к материалам уголовного дела в качестве вещественного доказательства.

29 июня 2004 года в ходе обыска в ООО «Бюро правовой поддержки» изымается печать предприятия. За время расследования данного уголовного дела исследованию подвергались несколько печатей трех предприятий. Но ни у кого, кроме ООО «Бюро правовой поддержки» печати не изымались, а отбирались лишь их оттиски. Кстати при первом обыске в ООО «Бюро правовой поддержки» 12 мая 2004 года, оттиски печати ООО «Бюро правовой поддержки» уже были изьяты на нескольких листах.

При проведении криминалистического исследования эксперт не использовал печать, а сравнивал сделанные ею оттиски.

Для чего следователю после изьятия искового заявления и перед направлением его эксперту изымать печать предприятия?

Из оглашенных в суде показаний Асянова данных на предварительном следствии (т.2 л.д.94) было установлено, цитирую: «Кроме того, с оригинала искового заявления я сделал ксерокопию, где уже потом собственноручно также внес запись с указанием адреса ООО «Дипсона Урал».

Таким образом очевидно, при подаче иска Асяновым в Арбитражный суд печати на исковом заявлении не было. Но после изьятия печати в ООО «Бюро правовой поддержки» она появилась на исковом заявлении и в таком виде исковое заявление было направлено эксперту.

При таких обстоятельствах заключение эксперта № 6447 не может быть признано допустимым доказательством и подлежит исключению из числа доказательств виновности Блинова А.А.

Возможности допроса данных экспертов в суде, защита была лишена.

 

Но данные обстоятельства никак не подтверждают того, что Блинов А.А. обращался с этим исковым заявлением в Арбитражный суд РБ.

Блинов А.А. утверждает, что не собирался и не подавал иска в Арбитражный суд РБ о взыскании вексельной задолженности к ООО «Экология Техно». О существовании иска он узнал от следователя после его задержания 12 мая 2004 года.

Как установлено в суде со слов свидетеля Асянова он лично подал исковое заявление и приложения к нему в Арбитражный суд РБ. Что характерно сделал он это не сразу. Между тем, как он получил исковое заявление в январе 2004 года и подачей его в суд прошло 3 месяца.

В суде Асянов показал, цитирую по аудиозаписи:  «Документы для передачи в арбитраж я получил зимой.» «Я сказал Камалову, что для подачи в суд необходимо приложение к иску документа подтверждающего уплату госпошлины.» «Я дописал адрес ДУ, чтобы сообщить о движении иска Камалову». «Когда я подавал иск в Арбитраж то госпошлина была уплачена, поэтому я и отдал иск в суд, как и просил меня Камалов». «Блинов мне никаких команд на подачу искового заявления в суд не давал, и я ему о движении иска не сообщал».

Камалов Марат в суде дал следующие показания, цитирую по аудозаписи: «Асянов является моим юристом». «Мне не известно кто подал иск в Арбитражный суд. Кто их ему передал мне не известно. Об иске мне стало известно после только как Асянов передал мне копию поданного им в Арбитражный суд искового заявления».

Очевидно, что Камалов Марат пытается оградить себя от причастности к подаче иска. Хотя Асянов, являясь его юристом, выполняет все его команды и получает от него документы. В протоколе допроса на предварительном следствии (т.2 л.д.42) Камалов М. утверждал обратное, а именно что он передавал документы Асянову для их юридического сопровождения в Абритражном суде.

Асянов подтвердил в суде и на предварительном следствии, что подавал исковое заявление от имени ООО «Бюро правовой поддержки» не имея на то законных полномочий. Ни ООО «Бюро правовой поддержки» ни лично Блинов А.А. его об этом не просили. Это подтвреждается и тем, что Асянов не ставил в известность о необходимости предоставления недостающих для подачи иска в суд документов Блинова, он не сообщал ему и не передавал копии искового заявления с отметкой о приеме его Арбитражным судом. Обо всем этом он уведомлял только Камалова. Как было указано выше, Камалов также не получал от Блинова указаний подавать исковое заявление в суд.

Более того, Асяновым сделано все, чтобы в ООО «Бюро правовой поддержки» не узнали о подаче искового заявления. Для этого Асянов в качестве адреса ООО «Бюро правовой поддержки» указывает на исковом заявлении адрес офиса Камалова. После чего определение суда об оставлении искового заявления без движения, а затем и определение о возвращении искового заявления, направляется не в г.Москву, где находиться офис ООО «Бюро правовой поддержки», а в офис к Камалову на ул.Гурьевская, 3а, склад 27.

Совершенно ясно, что факт обращения с исковым заявлением в Арбитражный суд от имени ООО «Бюро правовой поддержки» было самостоятельно, умышленно совершено Камаловым и Асяновым. Причем Асянов к этому моменту уже полтора года работал адвокатом, согласно представленной суду справке Главного управления Министерства Юстиции РФ по РБ и он прекрасно понимал, что иск не будет рассматриваться судом, а будет возвращен заявителю, т.е. ему.

 

Даже если бы иск и был принят арбитражным судом к рассмотрению он не мог быть удовлетворен, т.к. у ООО «Бюро правовой поддержки» никогда не было подлинника векселя №2.

Это подтверждает и многочисленная судебная практика. Так постановлением кассационной инстанции Федерального арбитражного суда Восточно – Сибирского округа от 30 октября 2000 года по делу № А19-5609/00-12-Ф02-2318/00-С2 рассматривалось законность решения Арбитражного суда  отказавшего в удовлетворении исковых требований о признании векселя недействительным по мотиву непредоставления подлинного векселя. Суд кассационной инстанции указал, что предметом судебного исследования согласно исковым требованиям с учетом требований норм процессуального права, норм вексельного законодательства должны быть ценные бумаги – векселя в подлинниках.  Осуществление права, удостоверенного ценной бумагой, возможно только по ее предьявлении (п.1 ст.142 ГК РФ). Положение о переводном и простом векселе не устанавливает возможности предьявления копии ценной бумаги в обоснование материальных прав, закрепленных в ней. Поэтому представленные истцом копии векселей обосновано не приняты судом к исследованию и оценке.

Такое же мнение содержится в постановлении Федерального арбитражного суда Уральского округа от 13 декабря 2005 года по делу № Ф09-4047/05-С6. В нем суд отмечает: «Правильным является вывод суда о том, что в силу ст.142 ГК РФ, п.2 Постановления Пленума Верховного суда РФ №33 от 4.12.2000 года, осуществление прав по векселю возможно только при его предьявлении в подлиннике».

 Ни кто из допрошенных в суде свидетелей не подтвердил, что видел у Блинова подлинник векселя №2. Два проведенных обыска в ООО «Бюро правовой поддержки» и изьятия всех без исключения документов не обнаружили подлинника векселя №2. Блинов в показаниях пояснял суду, что требовал осенью 2003 года от Камалова передачи ему подлинника векселя №2, который должен был находиться у него в соответствии с договором на юридическое обслуживание с ООО «Дипсона Урал», но ему всегда под разными предлогами в этом Камалов отказывал.

 

Государственное обвинение утверждает, что в действиях Блинова А.А. содержится еще и состав покушения на преступление, предусмотренный ч.3 ст.30 УК РФ. Покушением на преступление признаются умышленные действия лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено  до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

К таким обстоятельствам государственное обвинение относит обращение директора ООО «Экология Техно» Манапова в милицию с заявлением о совершенном преступлении. Правда при этом государственное обвинение на предварительном следствии не могло обьяснить, а при судебном рассмотрении дела просто умолчало о том, как заявление в милицию повлияло, а точнее помешало, а еще точнее воспрепятствовало взыскать 30 миллионов рублей с ООО «Экологии Техно».

Ответ очень прост: заявление в милицию никак не могло повлиять на принятие Арбитражным судом решения по иску ООО «Бюро правовой поддержки», если бы Блинов А.А. действительно обратился в суд с подобным иском.

Я не буду строить догадок и предположений, т.е. моя речь является не обвинительной, а направлена в защиту невиновности подсудимого. Я обращусь к конкретным фактам и доказательствам имеющимся в материалах уголовного дела.

Т.1 л.д.3 Манапов обращается к начальнику УБОП при МВД РБ с заявлением 21 апреля 2004 года. 22 апреля 2004 года начальник УБОП обращается к председателю Арбитражного суда РБ с письмом, в котором не требует немедленно пресечь совершение уголовного преступления, а всего лишь сообщить поступало ли в арбитражный суд исковое заявление (т.2 л.д.30). Председатель Арбитражного суда так же не спешит пресекать преступление, приостанавливать принятие искового заявления, а поручает своему заместителю  дать ответ заявителю (т.4 л.д.271). 23 апреля 2004 года заместитель председателя Арбитражного суда РБ сообщает в РУБОП, что заявление от имени ООО «Бюро правовой поддержки» действительно поступило в суд (т.2 л.д.29).

Затем исковое заявление проходит свою обычную процедуру предьявления искового заявления, предусмотренную главой 13 АПК РФ. Исковое заявление поданное от имени ООО «Бюро правовой поддержки», как и любое иное исковое заявление, в соответствие со ст.127 АПК РФ, в пятидневный срок, единолично рассматривалось судьей на предмет принятия  к производству.

Установив, что исковое заявление подано с нарушением требований, установленных ст. 125 и 126 АПК РФ, а именно отсутствовал документ подтверждающий уплату госпошлины, судья 26 апреля 2004 года вынесла определение об оставлении искового заявления без движения и предоставила срок до 17 мая 2004 года для устранения допущенных нарушений, а именно уплаты госпошлины (определение приложено к материалам уголовного дела). Согласно карточки почтового уведомления, данное определение суда было доставлено в офис Камалова Марата по ул.Гурьевская, 3а, склад 27,  5 мая 2004 года. После того как определение арбитражного суда об оставлении искового заявления без движения не было выполнено, 20 мая 2004 года принимается определение о возврате искового заявления заявителю (т.4 л.д.208).

Обращаю внимание суда на тот факт, что суд принял решение о возвращении искового заявления заявителю – ООО «Бюро правовой поддержки» и вернул представленные в суд документы именно по адресу расположения лица, обратившегося от имени ООО «Бюро правовой поддержки» в суд: г.Уфа, ул.Гурьевская, 3а, склад 27, где расположены ООО «Компания «Круглый год», ООО «Дипсона Урал», ООО «Фрукт Оптима», учредителем которых является Камалов Марат, а его юристом и директором ООО «Дипсона Урал» является Асянов.

Из вышесказанного совершенно отчетливо видно, что обращение Манапова в милицию никак не повлияло и не могло повлиять на процедуру приема искового заявления и рассмотрение его арбитражным судом. Решения принятые арбитражным судом о возвращении искового заявления не зависели от милицейских проверок и обращений Манапова, поэтому не являются обстоятельствами повлиявшими на невозможность доведения преступления до конца, если подача иска в суд вообще может быть преступлением. Вступившими  в законную силу определениями арбитражного суда установлена и указана причина, по которой в принятии искового заявления отказано – неуплата государственной пошлины. Иных причин нет.

В связи с указанными выше обстоятельствами и фактами ссылка государственного обвинения на ч.3 ст.30 УК РФ при квалификации действий подсудимого не основана на законе и подлежит исключению.

 

Еще одним важным и существенным фактом незаконного привлечения Блинова А.А. к ответственности по данному уголовному делу, является дата возбуждения уголовного дела – 28 апреля 2004 года.

28 апреля 2004 года исковое заявление не было принято Арбитражным судом РБ к производству. В связи с чем государственному обвинению доподлинно было известно, что никакого судебного разбирательства по нему не ведется. Если нет судебного производства, то нет и угрозы взыскания.

Из данных фактов и мнения государственного обвинителя в прениях следует, что в данном уголовном деле, виновными признаются действия по передаче искового заявления от имени ООО «Бюро правовой поддержки» в концелярию Арбитражного суда РБ. Не нужно быть юристом, чтобы осознавать что такие действия не могут нести в себе угрозу хищения чужого имущества.

 

Еще одним элементом данного мошенничества государственное обвинение считает изготовление Блиновым А.А. фиктивных документов использовавшихся в дальнейшем.

К таким документам обвинитель отнес вексель №2, договор на оказание юридических услуг между ООО «Бюро правовой поддержки» и ООО «Дипсона Урал», агентское соглашение, акт мены векселей.

На каких доказательствах построена эта часть обвинения?

 

Государственное обвинение к таким доказательствам относит протокол выемки документов предоставленных Серганиным для изготовления печати ООО «Экология Техно» и негатив самой печати.

В показаниях (т.2 л.д.78), оглашенных в суде, Серганин утверждал что, цитирую: «Камалов М. предложил мне сделать дубликат печати. 25 сентября 2003 года мною было сделано обьявление об утере печати в «Молождежной газете», после этого был изготовлен дубликат печати».Сегрганин утверждает, что якобы передал эту печать  Блинову в г.Москве.

Однако при многочисленных обысках произведенных в офисе ООО «Бюро правовой поддержки», в загородном доме и квартире данная печать не обнаружена.

Более того, в заключении эксперта № 6446 (т.3 л.д.21) сделан категорический вывод о том, что оттиск печати ООО «Экология Техно» в акте приема-передачи векселей от 5 июня 2003 года, акте об уничтожении векселя №1, договоре мены векселей, агентском соглашении и приложении нанесены не негативом плоского клише, изготовленного в ЧП Суфияновой, а другой печатной формой.

Более того, заключением эксперта № 5233 (т.3 л.д.9) исключена возможность наличия на документах оттиска печати, подкинутой в загородный дом Блинова А.А.

В суде Серганин утверждал что приехал к Блинову А.А. в г.Москву 15 октября 2003 года, согласно авиабилетам и справке о регистрации из гостиницы Россия, имеющихся в материалах дела. В то же время суду представлена, факсовая копия векселя №2 (т.4 л.д.145) с подписью Серганина и печатью ООО «Экология Техно», а также индасаментом ООО «Дипсона Урал», которая пришла в офис ООО «Бюро правовой поддержки» 14 октября 2003 года, т.е. за сутки до того как Серганин приехал к Блинову А.А., и якобы подписал у него этот вексель и поставил на нем привезенную с собой печать. Однако после того как ему продемонстрировали факс от 14 октября 2003 года с копий векселя №2, Серганин засомневался в своих показаниях и стал говорить, что мог подписать вексель и ранее того как приехал к Блинову, возможно и в г.Уфе.

Данные факты опровергают все изощренные предположения и нелепые умозаключения и причастности Блинова А.А. к изготовлению этих документов.

 

Одним из доказательств виновности Блинова А.А. государственным обвинением представлен протокол компьютера в суде и заключение судебно информационно-компьютерной экспертизы.

Представление данных доказательство государственным обвинением было типично, и заключалось в оглашении номера экспертизы и придание нужной обвинению интерпретации сделанных выводов, существенно отличающихся от истинных результатов проведенного исследования. Как показывает анализ исследовательской и резолютивной части данного заключения у государственного обвинения на это были веские причины.

В заключении эксперта №5234 (т.3 л.д.78) отвечая на вопрос 2 поставленный перед экспертом, последний отвечает, о достоверно установленном факте, что договор мены векселей от 4 июня 2003 года между ООО «Экология Техно» и ООО «Дипсона Урал», акт приема передачи векселей между этими предприятиями, приказ Серганина об уничтожении векселя, акт об уничтожении векселя, доверенность на имя Пуховича, приложение к договору между ООО «Экология Техно» и ООО «Дипсона Урал», имеются в компьютере, но никогда не распечатывались с него!

Более того при осмотре компьютера в суде, привлеченный специалист указал, что исследованный компьютер имеет имя 111, поэтому изготовленные на нем документы обязательно будут отражать в статистических данных этого документа в качестве автора – 111.

Так агентское соглашение между ООО «Круг Сервис» и ООО «Экология Техно» изготовлены на ином компьютере, как и многие иные документы. Это говорит о том, что все они были перенесены на магнитном носителе на данный компьютер  уже в готовом виде.

Интересным является и тот факт, установленный экспертом и специалистом, что имеющаяся в компьютере доверенность на имя Пуховича, была создана 23 октября 2003 года, автором значиться Максим, а организация Новойл. Название данного документа в момент его создания начиналось: «ОАО Новойл-Технолоджи». Участникам процесса не надо напоминать, что ОАО «Новойл-Технолоджи» является предприятием, собственником которого является Пеганов. Т.е. Пеганов сам предоставляет документы  которые должны использоваться против его предприятия. Как такое возможно, государственное обвинение не смогло обьяснить.

Следствием так и не было установлено, откуда был изьят этот компьютер. Единственно что было установлено с достоверностью, так это то, что он не находился в кабинете Блинова А.А. и он на нем не работал и не составлял данные документы.

Кто работал на этом компьютере, как изготовленные на иных компьютерах документы могли поспасть в данный компьютер, так и осталось загадкой.

Как пояснил специалист при осмотре компьютера в суде, на вопрос государственного обвинителя, довольно таки просто изменяется дата и время компьютера, а также его имени в статистических данных документов, что влечет за собой неверное отражение даты, времени и имени автора изготовления документа. Поэтому правдоподобность обнаруженных данных, имевшихся в компьютере документов, имеют сомнительный характер.

 

Непричастность Блинова А.А. к опротестованию векселя №2 у нотариуса Кашаповой с достоверностью подтверждается доказательствами представленными государственным обвинением.

Допрошенная в суде свидетель Кашапова показала, цитирую по аудиозаписи: «Асянов обратился ко мне с просьбой опротестовать вексель за 1-2 дня, до предоставления письма ООО «Бюро правовой поддержки». В т.5 на л.д.99 имеется письмо от имени ООО «Бюро правовой поддержки», датированное 16 октября 2003 года. То есть Асянов обратился к нотариусу 14-15 октября 2003 года.

Далее свидетель Кашапова показывает: «Асянов представился мне как представитель ООО «Бюро правовой поддержки» и представил письмо данного предприятия. В этот же день Асянов повез меня для опротестования векселя в офис ООО «Экология Техно». Через неделю – 23 октября 2003 года Асянов позвонил и сказал, что представитель ООО «Бюро правовой поддержки» приехал, но без доверенности. Я отказалась выдать протест векселя представителю без доверенности. Асянов сказал, что он сьездиет за доверенностью. Дня через два они были с доверенностью.»

Обращаю внимание суда, на подтверждение того факта, что показания свидетеля подтверждаются сведениями содержащимися в компьютере, о том, что доверенность на имя Пуховича действительно была изготовлена именно 23 октября 2003 года неким Максимом в ОАО «Новой Технолоджи».

Далее свидетель показала: «Асянов представил мне подлинник векселя №2 в первое обращение ко мне. Но он мне его не оставил а забрал собой».

Вновь обращаю внимание суда, на совпадение фактов: Асянов уже 14 октября 2003 года представляет подлинник векселя нотариусу. В этот же день 14 октября 2003 года в офис Блинова А.А. приходит факс с копией этого же векселя. Эти факты еще раз доказывают, что вексель был изготовлен в г.Уфе, еще до того как Серганин 15 октября 2003 года приехал в Блинову А.А. в г.Москву.

Затем Кашапова показала: «Деньги в сумме 300000 рублей за опротестование векселя заплатил Асянов, явившейся к нотариусу через некоторое время, после того как они с представителем ООО «Бюро правовой поддержки» ушли с опротестованным векселем.»

Таким образом Асянов был последний кто видел оригинал векселя №2.

Свидетель Асянов показал в суде, цитирую по аудиозаписи: «Я обратился к нотариусу Кашаповой и мы поехали узнать порядок опротестования к нотариусу, находящемуся в банке «Уралсиб». «Мне было известно, что ООО «Экология Техно» находиться на ул.Комсомольская». «Деньги нотариусу 300 000 руб передавал я» «Я действовал как юрист Камалова по его просьбе». «Блинова впервые вижу в суде и он не давал мне никакие команды». «Вексель №2 мне передал я не помню кто». «Я был у нотариуса раза 3». «Письмо от 16.10.03 я отнес Кашаповой» «Перечень необходимых для опротестования документов я передал людям которые со мной связывались по просьбе Камалова». «В Уфе был Представитель БПП – Виталик, он и передавал мне документы. Меня с ним познакомил Камалов в ООО «Экологии Техно».

 

Из штатного расписания ООО «Бюро правовой поддержки» находящуюся в материалах уголовного дела видно, что Пухович не является сотрудников данного предприятия. Из представленного суду ответа на адвокатский запрос из ООО «Бюро правовой поддержки» следует, что Пухович никогда не был сотрудником данного предприятия, его никогда не направляли в г.Уфу, не выдавали доверенностей и не передавали деньги в размере 300000 рублей. Более того, из изьятой в ООО «Бюро правовой поддержки» бухгалтерской документации, также не видно, что кому либо из физических лиц выдавалось в подотчет, либо займ денежня сумма в размере 300000 рублей. Данный вывод подтвердила и бухгалтерская экспертиза не выявившая данных расходов в ООО «Бюро правовой поддержки».

Блинов А.А. утверждает что Пуховича никогда не знал, никуда его не направлял, доверенность не выдавал, денег не давал. Данное утверждение осталось не опровергнутым государственным обвинением.

 

Невозможно согласиться с мнением государственного обвинения о том, что исследованные в суде документы являются фиктивными, т.к. они не проведены по бухгалтерии предприятий и не порождали никаких гражданско-правовых последствий.

В соответствии со ст.6 Федерального Закона «О бухгалтерском учете» ответственность за организацию бухгалтерского учета в организациях, соблюдение законодательства при выполнение хозяйственных операций несут руководители организаций. В соответствии с Федеральными Законами «Об ООО» и «Об АО» единоличный исполнительный орган данных обществ, т.е. директор, вправе без доверенности и согласия, самостоятельно заключать сделки, приобретать и отчуждать имущество предприятий, распоряжаться денежными средствами.

 Таким образом Блинов А.А. как физическое лицо и как руководитель ООО «Бюро правовой поддержки» не несет и не может нести ответственность за действия и правомерность заключения руководителями ООО «Экология Техно», «Дипсона Урал», «Круг Сервис» и иных предприятий, сделок и подписания документов.

Более того, как следует из фабулы обвинения предьявленного Блинову А.А. он обвиняется в изготовлении бланков документов. Не самих документов, как юридически значимых фактов, порождающих и подтверждающих гражданско-правовые обязательства, а изготовление бумаг, бланков, не может быть преступным, т.е. они не могут причинить вреда, если не подписаны уполномоченными лицами и не имеет печать предприятия.

 

Не соответствует закону и утверждение государственного обвинения о якобы недействительности векселя ООО «Экологии Техно» №2.

Как указывает многочисленная судебная практика и действующее вексельное законодательство, в частности Кассационное Постановление Федерального Арбитражного суда Московского округа от 8 июля 2004 года по делу № КГ-А40/5374-04: «Отсутствие спорного векселя в документах бухгалтерского учета не является доказательством каких-либо обстоятельств, поскольку в соответствии с Федеральным Законом «О бухгалтерском учета» они являются односторонними внутренними документами. Нахождение в обороте векселя, не учтенного в бухгалтерских документах какого-либо из обязанных по нему лиц, не освобождает такое лицо от обязательств по оплате этого векселя в силу требований ст. 34-36, 38 Положения о переводном и простом векселе».

Кроме того, в абз.4 п.13 Пленума Верховного суда РФ от 4.12.2000 года №33 сказано, что признание судом сделок недействительными не влечет недействительности векселя как ценной бумаги и не прерывает ряда индоссаментов.

Также Президиум Высшего арбитражного суда РФ в Постановлении от 3 февраля 1998 года № 6006/97 указал, что с момента выдачи векселя действия участников вексельного оборота регламентируется нормами вексельного права. Далее содержится прямое указание фактов относящихся к настоящему уголовному делу. Так Президиум Высшего арбитражного суда РФ указал, что подписание векселя неуполномоченным лицом не влечет недействительности векселя. Такой вексель действителен, что следует из ст.77 и 7 Положения о переводном и простом векселе.

Данные положения закона, кроме судебных инстанций подтвердил специалист в области вексельного оборота Иванов, допрошенный в суде. Он четко ответил, что предьявленный ему в копии вексель №2 является действительным.

Поэтому Блинов А.А, обвиняется в подделке действительного векселя.

Хотя достоверно установлено, что Блинов А.А. его не подписывал и печать не ставил.

 

Уважаемый суд!

Теперь позвольте обратить Ваше внимание еще на одно не маловажное доказательство, тщательно скрываемое государственным обвинением.

Государственное обвинение в качестве подтверждения вины Блинова А.А. представило копию векселя №2 изьятого у нотариуса с отметкой «опротестовано» (т.5 л.д.106).

Защита представила суду  факсовую копию векселя №2 от 14 октября 2003 года, но без отметки «опротестовано» (т.4 л.д.145).

Государственное обвинение утверждает, что эти векселя были изготовлены Блиновым А.А. на компьютере в офисе ООО «Бюро правовой поддержки».

Экспертом проводившим судебную информационно-техническую экспертизу сделана копия веселя №2 имеющуюся в компьютере, изьятом из офиса ООО «Бюро правовой поддержки» (т.3 л.д.84).

Если мы внимательно посмотрим данные документы, то убедимся в очевидном: копия векселя изьятого у нотариуса и присланная по факсу в офис ООО «Бюро правовой поддержки» абсолютно идентичны.

Вексель №2 обнаруженный в компьютере абсолютно не соответствует иным имеющимся в материала уголовного дела копиям векселей №2, в том числе и двум указанным выше. Во первых расположение текста векселя совершенно иное, а во вторых вексель имевшийся в компьютере составлен от имени Директора Серганина, в то время как иные варианты векселей опротестованных у нотариуса и предьявленные в арбитражный суд составлены от имени Генерального директора Серганина.

 

Поэтому защита утверждает: вексель предьявленный Асяновым нотариусу, а затем приложенный к исковому заявлению в суд не соответствует векселю находившемуся в компьютере ООО «Бюро правовой поддержки», якобы изготовленному Блиновым А.А.

 

Из постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Асянова, Камалова, Серганина и других следствие установила наличие в их действиях обьективной стороны преступления. Преступная направленность их действий очевидна и никем не оспаривается. Но даже при наличии преступного деяния действия указанных лиц признаны не подлежащими уголовной ответственности. 

Действия Блинова по юридическому консультированию указанных лиц и оказание помощи в составлении документов вообще не являются преступными,  не несут в себе никакой общественной опасности, но безосновательно обьявляются, государственным обвинением, преступными.

 

Действия Блинова не могут быть квалифицированы как покушение на мошенничества, т.к. они не содержат даже самых общих признаков данного преступления. При уголовно-правовом анализе совершенных Блиновым А.А. действий невозможно говорить даже о краже или подделке документов.

 

На основании изложенного защита считает, что виновность Блинова А.А. в покушении на мошенничество, не только не доказано, но и не установлено самого факта преступления.

Поэтому прошу суд оправдать Блинова Анатолия Анатольевича по всем вмененным ему государственным обвинением составам преступлений.

 

 

 

 

Адвокат

Ермолаев И.Н.

24.03.2006 г.

 

 

Кировским районным судом г.Уфы Блинов А.А. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.30, ч.4 ст.159 (попытка совершения мошенничества в особо крупном размере)  и приговорен к 6 годам лишения свободы. В части обвинения поч.2 ст.186 и ч.3 ст.30, ч.2 ст.186 УК РФ изготовление и сбыт поддельных ценных бумаг и покушение на сбыт ценных бумаг) Блинов А.А, оправдан.