РЕЧЬ
адвоката Ермолаева И.Н.
в защиту Блинова А.А. обвиняемого по п. "а,б", ч.3 ст.159 УК РФ.

(ВЫДЕРЖКИ)

Басманный районный суд г.Москвы


Уважаемый суд!

Современное уголовное судопроизводства позволяет установить истину по делу, даже в случае противодействия данному процессу. Все нарушения, злоупотребления, фальсификации и искажение истинного смысла, неминуемо выявляются при проверки их в ходе судебного разбирательства.
Предварительное следствие это особая, закрытая и недоступная обвиняемому часть уголовного судопроизводства, во время которой он является чем то вроде слепого котенка, так как все окружающие его действия происходят вне зависимости от его желания, мнения и влияния.
Следователь напротив, обладает всей полнотой власти и полномочий для создания любого образа из лица привлекаемого к ответственности. Краски и размер полотна зависят лишь от фантазии и трудолюбия.

Обвинительное заключение по настоящему делу мне довелось перечитывать неоднократно. Но каждый раз, холодок пробегал по спине, когда вчитывался в подробности так называемой «преступной деятельности» моего подзащитного, его умению планировать свои преступления за десять лет и в течении всего этого времени, показывать свою честность, порядочность и добросовестность. Прямо шпион какой то.
Не может не вызвать восхищение тщательность проведенного расследования и набор так называемых «неопровержимых фактов» которые были представлены суду. Я имею в виду подлинные и по два-три экземпляра копий документы о загородном доме Блинова А.А. и земельном участке на котором он стоит, бухгалтерские документы ООО «Бюро правовой поддержки» о тщательном отражении отношений с клиентами, которым оказывали юридические услуги, об учебных заведениях в которых мог бы, а может быть еще и будет обучаться мой подзащитный.
Что касается существа предъявленного обвинения, то с первой строки оно приводит в замешательство и хочется взглянуть на два года назад, вернуться к заявлению Пегановой и узнать в чем же она обвиняла Блинова А.А.?
Начало обвинительного заключения: «В период до февраля 2001 года в г.Москве Блинов А.А. организовал преступную группу и руководил ею». Как видно из данного установленного следствием «факта», в действительности установлено ничего не было. Причиной могли быть либо не умение сделать это, либо не желание, либо отсутствие такой возможности. Первые два варианта, как мы понимаем ни как не могут относится к деятельности элитного управления Генеральной прокуратуры. Следователь приложил все силы, использовал все рычаги власти и влияния, что бы ответить на такой важный для обвинения вопрос. Но результат остался в области неопределенных предположений: например указав « в период времени до февраля 2001 года…» Невозможно установить только такой факт, который никогда не существовал. Только если преступная группа никогда не организовывалась, следствие не смогло этого установить. Таким образом государственным обвинением установлено, что никакая преступная группа Блиновым А.А. не организовывалась. Следствием добыто множество документов подтверждающих наличие между Блиновым, Антудовой и Сидоровой обыкновенных рабочих отношений, ничего более. Это и учредительные документы, кстати из которых следует, что Антудова являлась участником ООО «Бюро правовой поддержки» и именно она решала быть Блинову А.А. руководителем или нет, она как участник определяла стратегические направления работы и развития предприятия, какими видами деятельности оно будет заниматься.
 

После тщательного многолетнего расследования государственное обвинение так и не смогло представить суду ни одного доказательства выдачи Блиновым Антудовой или Сидоровой каких либо распоряжений, которые бы не относились к непосредственно, производственной деятельности предприятия. Это подтвердили и сотрудники фирмы Зоткин, Сидорова, Денисенко.
Титкина, являвшаяся также сотрудником ООО «БПП» на прямой вопрос при допросе в суде: «Кроме Бинова кто еще Вам отдавал распоряжения по продаже акций?» ответила: «Помимо Блинова А.А., никто больше не отдавал распоряжений, он мой начальник».
 

Абсолютно не логичными и противоречащими здравому смыслу являются, ничем не обоснованные предположения государственного обвинения о так называемой «преступной» деятельности Антудовой и Сидоровой. Им в вину вменяется исполнение своих прямых должностных и функциональных обязанностей на предприятии. Например главному бухгалтеру вменяется в вину изготовление платежных документов, а заместителю директора, обладавшего правом подписи в банке - подписание платежных документов. Это не просто законная деятельность, это прямое требование соответствующих норм законом и нормативных актов по ведению бухгалтерского учета, составлению банковских документов и банковским операциям.

Утверждение государственного обвинения о причастности Блинова А.А., Антудовой и Сидоровой к деятельности ООО «Форвард» были опровергнуты в суде доказательствами собранными самим же государственным обвинением.
Так почерковедческими экспертизами 52, 53, 54, 55 экспертом установлено, что данные лица не имеют отношения к подписанию документов от ООО «Форвард».

Не соответствует действительности и является вымыслом мнение государственного обвинения о наличии неустановленных лиц так называемой «организованной группы». Причем им приписывается обеспечение безопасности незаконной деятельности, сокрытие следов совершенного преступления, противодействие следствию.
Возможность участие данных лиц, настолько призрачно, что даже государственное обвинение не взялось описать те «преступные» действия, которые должны были совершить неустановленные лица. Скорее это обязательный элемент теории уголовного права, который предписывает обязательное наличие, при квалификации организованной преступной группы, таких участников.
Но такие лица отсутствовали как в обьетивной реальности, так и не могли присутствовать даже теоретически. Это связано с тем, что на момент возбуждения уголовного дела в октябре 2004 года ООО «Бюро правовой поддержки» фактически прекратила работу и освободило офис, т.к. в мае 2004 года у них были изьяты все, я подчеркиваю все документы, которые находились в офисе, в не зависимости имеют они отношение к ООО «Бюро правовой поддержки» или иным предприятиям, все бухгалтерские документы и все печати. Естественно без документов и печати предприятие работать не может. Государственное обвинение умышленно сделало все, что бы парализовать деятельность предприятия, не дать ему не то, что бы работать, хотя бы формально сдавать отчетность. Как мы видим, целью таких действий, стала необходимость обвинения самих же сотрудников ООО «Бюро правовой поддержки» и так называемых неустановленных лиц в дальнейшем, в сокрытии следов преступления и противодействии следствию.
Уважаемы суд, обращаю ваше внимание, что в момент масштабных обысков в офисе ООО «Бюро правовой поддержки» в мае-июне 2004 года и Антудова, и Сидорова, и остальные не установленные лица находились в офисе предприятия, участвовали в обыске, оказывали помощь следствию и выполняли все требования сотрудников милиции. После этого они многократно обращались к следствию с просьбой вернуть им документы для составления отчетности в налоговые органы и печать, но после получения отказа вынуждены были прекратить свою деятельность.
Еще более абсурдным выглядит обвинение в этом Блинова А.А. Он не просто был арестован в мае 2004 года, а содержался под стражей за 2,5 тысячи км. в г.Уфе.
Таким образом, совершено очевидно, что никакой организованной, тем более преступной группы никогда не было. Блинов А.А. никогда не вовлекал никого в преступления. Антудова и Сидорова не являются преступниками, единственная их вина состоит лишь в том, что они были добросовестными сотрудниками предприятия, ответственно и профессионально подходили к выполнению своих функциональных обязанностей и поручений руководителя.



В ходе судебного следствия не нашла подтверждения версия государственного обвинения о совершении Блиновым А.А. мошенничества с акциями ОАО «Московский хладокомбинат №14”. Версия данных событий, изложенная в обвинительном заключении прямо противоречила собранным в уголовном деле доказательствам. Данные противоречия и прямые опровержения были установлены и в ходе судебного следствия.
Государственное обвинение считало: «Введенные в заблуждение Блиновым А.А. Пегановы, поручили ООО «Бюро правовой поддержки» осуществлять юридическое сопровождение сделок по приобретению акций ОАО «Московский хладокомбинат №14”. Более того, государственное обвинение утверждало: «Осуществляя умысел на хищение чужого имущества, Блинов и Антудова поручили Титкиной, провести действия, направленные на приобретение у акционеров ОАО «Московский хладокомбинат №14” акций в собственность Пегановой и непосредственно получить в распоряжение все деньги, выделенные Пегановыми для покупки акций».
Что по данному вопросу показали участники данных событий?
Пеганова в суде показала: «Потоцкий, наш знакомый, посоветовал приобрести акции ОАО «Московский хладокомбинат №14”. На вопрос: «Кто уполномочивал Титкину производить скупку и переоформление акций?» она ответила: «На основании выданной ей мной и сыном доверенности». На вопрос: «Поручение кто давал», ответила: «Сын, Пеганов, он директор ОАО «Новойл-Технолоджи». Вопрос: «Какими документами была оформлена передача денег Титкиной?». Ответ: «Не было письменного документа. Доказательств представить не могу, ничего не сохранилось». Вопрос: “ Вы лично Блинову передавали какие-либо деньги?» ответ: «Нет Блинову я деньги не передавала, чтобы Титкина передавала деньги Блинову не видела». Вопрос: «Кто определял цену покупки акций?» ответ: «сын Пеганов, он консультировался с Потоцким».
Пеганов показал в суде: «Приобрести акции ОАО «Московского хладокомбината №14” была моя, по рекомендации Потоцкого. Титкиной были представлены все полномочия на покупку данных акций. У Титкиной была нотариально заверенная доверенность на совершение всех действий в покупке акций от нашего имени. Титкина имела возможность, по данной доверенности продавать акции третьим лицам». Вопрос: «Титкина оказывала помощь как физическое лицо, помимо официальной работы?» ответ: «Да Титкина оказывала мне помощь как физическое лицо. Титкиной поручения давал я, затем моя мать - Пеганова». Вопрос: «Имеются какие-либо документы, подтверждающие, что Титкиной были переданы деньги на скупку акций?» ответ: «Не знаю».
На предварительном следствии Пеганов показал, что договор между ОАО «Новойл технолоджи» и ООО «БПП» был расторгнут в декабре 2002 года, с письменным уведомлением ООО «БПП» о прекращении отношений с 1 января 2003 года.
Титкина в суде показала отвечая на вопрос: «Кто вам давал поручение скупать акции» ответ: «Поручение заниматься скупкой акций мне дал Пеганов». Вопрос: «Помимо обязанностей в ОАО «Новойл технолоджи» и ООО «Бюро правовой поддержки» выполняли ли вы личные поручения Пеганова» ответила: «Да я выполняла личные поручения Пеганова и получала за это вознаграждение». Вопрос: «Когда был расторгнут договор между ОАО «Новойл технолоджи» и ООО «БПП» ответила: «я по просьбе Пеганова передала в ООО «БПП» письменное уведомление о расторжении договора в начале 2003 года».
Потоцкий показал в суде: «я сообщил в 2003 году Пегановой о том, что продаются акции ОАО «Московский хладокомбинат №14”, владение холодильниками выгодное дело, надо приобретать акции».
Как мы видим никто из участников данных событий не подтвердил версии государственного обвинения об отношении к описанным событиям Блинова А.А. Они наоборот прямо опровергли ее, указав что инициатива была не Блинова А.А. а Потоцкого. Титкиной скупку акций поручал не Блинов А.А., а Пеганов. Дейстовала Титкина не в рамках договора между двумя предприятиями, а как физической лицо, для другого физического лица.

Особенно необычным были действия Титкиной по скупке акций.
15 мая 2003 года Титкина представила Пегановой отчет в котором указала, что уже приобрела акций почти в два раза больше чем за полгода. При этом она отчиталась об использовании ею 2 290 600 рублей. Данные сведения были откровенной ложью. Это еще раз подтверждает, что Титкина войдя в доверие к Пегановым похищала у них деньги, лично для себя.

Далее позиция государственного обвинения становиться все более не понятной и не реальной.
В обвинительном заключении указано: «Титкина доверяя своим руководителям и выполняя их указания, не зарегистрировала в реестре акционеров приобретенные ею собственность Пегановой акции, а 31 октября 2003 года совершила от имени акционеров сделку купли-продажи, передав 1456 акций ОАО «Московский хладокомбинат №14”. Полученные при этом от ООО «Экспресс холод» 1 085 448 рублей Титкина передала Блинову».
В суде Титкина показала, что якобы Блинов А.А. организовывал продажу акций, сам созванивался и договаривался о цене продажи. Более того она якобы лично с Блиновым ездила на встречу, где Блиновым была оговорена окончательная цена, а Титкина только подписала необходимые документы и получила деньги.
Возникает вполне закономерный вопрос: если Блинов А.А. сам договаривался и присутствовал при сделке, почему он лично не получил у покупателя деньги, оставив оформление документов Титкиной?
Блинов А.А. в своих показаниях в суде пояснил, что никуда с Титкиной не ездил, никогда не давал ей указаний, и уж тем более приказаний продавать акции.
Установить истину, при данных противоречия, возможно только выполнив требование уголовно-процессуального закона, по сопоставлению данных доказательств с иными, имеющимися в материалах уголовного дела.
Так в суде был допрошен директор ООО «Экспересс холод» Шатков, который показал, что Блинова никогда не видел и с ним о покупке акций никогда не разговаривал. Блинова к себе в офис он никогда не приглашал и к нему в офис не приезжал. Возможность приобретения акций он обговаривал с Прокопчуком оказывавшим в то время для него услуги по скупке акций. Они согласовали общую сумму сделки, остальными вопросами занимался непосредственно Прокопчук. Ему же он передал деньги на приобретение акций, в рублях.
Прокопчук показал в суде, что с Блиновым не знаком никогда не встречался и не разговаривал. Сделку по покупке акций ему предложила Титкина. Он встретился с ней и ознакомился с имеющимися у нее документами, подтверждающими ее право распоряжения акциями. Он поинтересовался у нее источником правообладания этими акциями. Титкина заверла его, что ничего криминального в этом нет. Интерес вызывает ее объяснение: был заказчик для которого скупали акции, но он затем отказался от акций. После чего он непосредственно с Титкиной оговаривал сумму сделки и форму оплаты, подписали необходимые документы. Блинов к нему в офис не приезжал и он к Блинову в офис не ездил. После того как Титкина оформила все документы, через пять дней, он передал ей денежную сумму в рублях, эквивалентную 35 тыс. долларов США.
Существенным противоречием, подтверждающим не соответствие показаний Титкиной действительности является ее утверждение о якобы передачи ею Блинову 36,5 тысяч долларов США, полученных ею от продажи акций. Однако Шатков и Прокопчук. показали что они отдавали деньги за приобретенные акции Титкиной в рублях.
В материалах уголовного дела имеются передаточные распоряжения, выполненные Титкиной от имени акционеров по передаче принадлежащих им акций в собственность ООО «Экспресс холод» (т.). Так же имеются расписки Титкиной в получении денег за проданные акции. (т.)
Таким образом, в ходе судебного следствия было достоверно установлено, что показания Титкиной о причастности Блинова А.А. к процессу продажи акций не соответствуют действительности. Ни один свидетель и ни одно доказательство не подтвердило версию Титкиной о причастности Блинова А.А. к совершенному ею преступлению.

Что же послужило причиной, толкнувшей Титкину на оговор Блинова А.А.?
Таких причин было несколько. В совокупности они вынудили ее дать ложные показания и оговорить Блинова А.А.
Во первых после ухода из ОАО «Новойл технолоджи», в связи с расторжением договора, Титкина лишилась существенной части средств к существованию, которые она получала, выполняя персональные поручения Пеганова.
Во вторых средства полученные ею от Пегановых и отражавшиеся ею в отчетах о скупке, были значительно больше тех средств, которые она в действительности потратила на скупку акций. Образовавшаяся задолженность перед Пегановым в несколько миллионов рублей, вынуждала ее искать источники покрытия этой задолженности.
В третьих с момента возбуждения данного уголовного дела она была подозреваемой в хищении денежных средств у Пегановых. Если бы она не оговорила Блинова А.А. она сама становилась обвиняемой и была бы привлечена к уголовной ответственности.
В четвертых Пеганов в рамках данного уголовного дела в 2005 году прямо обвинял Титкину в хищении у него из офиса ОАО «Новойл технолоджи» совместно с Капланом документов содержащих коммерческую тайну и дальнейшем шантаже его ими, с целью получения 800 000 долларов США. По данному заявлению было возбуждено уголовное дело. После дачи Титкиной показаний против Блинова уголовное дело было прекращено, претензии к Титкиной сняты.
В пятых Титкина была зависима не только материально от Пеганова, но и по прямому подчинению, являясь руководителем и сотрудником нескольких предприятий, подконтрольных или руководимых Пегановым. Государственным обвинением было достоверно установлено, что Титкина являлась генеральным директором подсобного хозяйство «Нестерово» и ООО «Мастер риэлти» , представляла интересы ЗАО «Новойл», ООО «Круглый год», ООО «Аберон инцест», получила в пользование по доверенности автомобиль Ниссан Альмера.
В пятых у Титкиной имелась личная финансовая задолженность пред Блиновым А.А. Полученные ею в долг 1 800 000 рублей, были оформлены ею в качестве договора займа. Данный документ со всей достоверностью и убедительностью свидетельствовал о наличии крупной задолженности Титкиной.

Ваша честь не возможно не учитывать и психологический, жизненный фактор сложившейся в то время. Как известно Блинов А.А. был достаточно состоятельным человеком. 36,5 тысяч долларов США не являлись для него существенной суммой, из-за которой он так грубо и цинично мог пойти на преступление, как это преподносит государственное обвинение.
Титкина, напротив, одна воспитывающая малолетнего сына, испытывала постоянную необходимость в дополнительных источниках получения дохода. Даже в таком затруднительном финансовом положении осенью 2003 года, после продажи акций, она купила себе автомобиль.




Особенность профессии юриста состоит в том, что он принимает на себя обязательства по решению многих проблем возникших у клиента в настоящее время или в недалеком будущем.
Причем юрист не может совершать какие либо действия вместо клиента. Он всего лишь может дать ему совет как поступить лучше или разьеснить последствия, которые могут наступить в результате тех или иных действий. Все действия которые совершает юрист при оказании тех или иных услуг он должен согласовать с клиентом и действовать с одобрения.

Может ли юрист быть мошенником по отношению к своему клиенту? Может, если его действия при выполнении принятых на себя полномочий были противоправны.
А теперь посмотрим какие отношения сложились между Блиновым А.А, и Пегановым В.Н., и как они возникли.
Конец 90-х начало 2000-х годов. Анатолий Блинов являясь руководителем юридической фирмы, организованной почти 10 лет ранее, успешно практикует, участвует в рассмотрение гражданских дел судами, исполняет вступившие в законную силу, судебные решения. Его клиентами являлись ОАО «Газпром Медиа», ОАО «Внешторгбанк» и многие другие. Никаких претензий ни у кого, Ки когда не возникало.
Правомерна ли была деятельность Блинова А.А?
ООО «Бюро правовой поддержки» было зарегистрировано в качестве юридического лица, в соответствие с действующим законодательством. Причем, обращаю внимание суда, что для осуществления юридической деятельности никакого специального разрешения не требовалось. Лицензирование данного вида деятельности было давно отменено. Иных ограничений закон не устаналивал.
Государственное обвинение утверждало, что Блинов А.А. не имеет юридического образования, в связи с чем его деятельность была не законной. Данное мнение было не просто ошибочным, а было умышленно направлено на создание негативного мнения о моем клиенте, т.к. оно не соответствовало действительности. Причин для этого было две. Первая: для оказания юридических услуг, действующее законодательство не требует наличие у представителя участника судебного процесса юридического образования. Второе: Блинов А.А. всегда утверждал, что имеет высшее юридическое образование. Причем он многократно указывал органам государственного обвинения о наличие у него диплома института. Однако следствие утаила от суда данный факт.
Обращаю внимание суда – это первый факт, незаконных способов ведения расследования, примененных в отношении моего подзащитного, для придания ему имиджа правонарушителя.

Гражданский иск заявленный гражданскими истцами является не законным, т.к. он не обоснован, не соответствует как по форме так и содержанию установленным законом требованиям.
Взятые произвольно суммы в 2 000 000 и 800 000 рублей, не подтверждены ни то что документами, даже свидетелями. Украинцева, которая являлась хранительницей денег Пегановых в ячейке банка и выдавала их Титкиной, не смогла сказать сколько денег было ею выдано Титкиной. Сама Титкина ни на следствии, ни в суде не смогла сказать сколько получила от Пегановых и Украинцевой денег. На суде она сначала озвучила цифру около 2 000 000 рублей, а после наводящего вопроса прокурора: «В протоколе указано 2 800 000 рублей» ответила, наверное так и есть.
Если Титкина и получила 2 800 000 рублей а истратила на приобретение акций 1 300 000 рублей, то остальные она присвоила себе. Титкина ни в одних показаниях не говорила о том, что передавала Блинову денежные средства, за исключением тех которые она выручила от продажи акций, а это 1 085 487 рублей.
При таких обстоятельствах гражданский иск подлежит выделению из материалов уголовного дела для рассмотрения по существу в гражданском производстве.


Согласно статье 6 УК РФ справедливость назначенного подсудимому наказания заключается в его соответствии характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Смягчающими обстоятельствами в данном уголовном деле являются: то, что Блинов ранее не судим, имеет на иждивении двух несовершеннолетних детей.
Отягчающих обстоятельств, как мы узнали из выступления государственного обвинителя, в деле нет.
Блинов А.А. всегда являлся добропорядочным гражданином России. До момента инициирования Пегановым уголовного преследования Блинова А.А., никто никогда не предъявлял ему претензий по его работе, поведению обществе, отношению к родным, друзьям, сослуживцам. Наоборот, все знали его как серьезного, квалифицированного юриста, доброго и порядочного человека, способного брать на себя ответственность, решать сложные, нестандартные задачи. Именно за эти прекрасные человеческие качества его приглашали на телевиденье и газеты, у него брали интервью и просили прокомментировать события, происходящие в стране. Именно за его добросовестность и компетентность он оказывал юридическую помощь крупным финансово-хозяйствующим субъектам в корпоративных спорах. Совсем смешным выглядит мнение о том, что лишь за прекрасную улыбку и обояние он представлял такие структуры как Внешторгбанк, Логоваз, Газпром-медиа и множество других. Не маловажным и существенным является и то, что среди клиентов Блинова А.А. был и сам потерпевший. Работа с Обьединенным банком и КБ «Имидж» также велась Блиновым А.А. в момент, когда данные финансовые структуры переживали наиболее тяжелые свои времена. Но почему то именно в момент расцвета КБ Имидж его новые хозяева неожиданно решили, что Блинов А.А. является главной угрозой для банка. Как результат, мы видим, что борьба юриста, даже такого хорошего как Блинов А.А., с финансовой машиной, имеющей неограниченный ресурс, абсолютно бесперспективна. Огромного уважения и безусловной признательности заслуживает выдержка и порядочность моего клиента, который натерпевшись несправедливости и подлости, не озлобился и не превратился в грубого циника. Находясь в заключении уже в течении трех лет он везде пользуется уважением и характеризуется исключительно положительно.
Ни одно лицо участвовавшее в настоящем процессе не дало повода считать, что Блинов А.А. был и уж тем более сейчас опасен для общества. За всю свою жизнь он не совершил ни одного насильственного действия, он даже не привлекался к административной ответственности, в отличие скажем от меня.
За время столь длительного нахождения в заточении Анатолий Анатольевич сделал для себя много существенных выводов и осознал многие вещи, к которым раньше относился снисходительно.
За время его нахождения под стражей его сын, стал ходить и разговаривать. Получение рисунков от сына стало лучшим подарком для отца. Можно руководствоваться множеством нормативных бумаг, часто упоминать слова «нужно», «для всех един», «неотвратимость» и тому подобные, но не учитывать особенности личности, наличие положительных качеств, которые не стерлись и не деформировались в нечеловечно жестких условиях, а наоборот начали новый цвет и обострили наиболее положительные качества человека, позволили окружающим увидеть в нем не преступника рецидивиста, как хотелось бы некоторым, а молодого, энергичного, жизнерадостного человека, обладающего знаниями и огромным желанием жить, нести радость людям, воспитывать детей и приносить пользу окружающим и своей стране.
Уважаемый суд, может показаться, что я воспел нереальную оду. Но это не мои фантазии. Я адвокат и я лишь попытался объединить во едино все мнения людей, которые когда либо знали, работали или общались с Анатолием Анатольевичем Блиновым. Мне так же довелось работать с этим человеком более двух лет. Я могу подписаться под каждым словом, услышанным мной об этом человеке и приведенных в моей речи.
Подводя итог данным характеризующим личность Блинова А.А., можно с уверенностью сказать, что этот человек не представляет угрозы для общества. Нахождение его в изоляции не принесет спокойствия гражданам и не позволит снизить кривую роста преступности в стране. Данный человек не настолько испорчен, чтобы была необходимость лечить его неволей. Мы все прекрасно понимаем, что тюрьма еще не исправила ни одного человека, зато поломала и изгадила множество хороших человеческих жизней.
Основная цель наказания - осознание содеянного, твердый отказ лица от совершения противоправных поступков даже при наличии обольстительных соблазнов.
Как мы видим у Блинова А.А. было все, жизненные и социальные блага, влияние и почет. Но сейчас он увидел и прошел другую, не видимую нам сторону жизни. Мы должны быть правдивыми, хотя бы сами перед собой. Поршедший через этот ад, становиться либо последним изгоем, либо перевоплощается и становиться лучше многих, но абсолютно точно, лучше чем был прежде.
6 лет назначенные Блинову А.А. по предыдущему приговору являются несоизмеримо высокой платой, которую ему пришлось отдать, за свои жизненные ошибки, или как было указано в приговоре попытку совершения мошенничества.
Говоря о размере и виде наказания Блинову А.А. хотелось бы еще раз обратить внимание уважаемого суда на соразмерность содеянного и лишений, которые предстоит ему перенести. Я твердо убежден, что деньги, тем более легкие деньги, имеющиеся в избытке у одних, не могут служить критерием, отправной точкой определения судьбы и дальнейшей жизни другого человека. Никакие деньги никогда не смогут соизмерить и оправдать те муки, страдания и лишения, которые предстоит перенести Блинову А.А. в зоне.
Я обращаюсь к суду просьбой , рассмотреть возможность определения Блинову А.А. наказания не превышающего уже определенного ему срока наказания. Только люди лишенные сердца смогут сказать, что 6 лет лишения свободы является мягкой мерой наказания.
 

Адвокат И.Ермолаев

 

В результате Басманным районным судом г.Москвы Блино А.А. был признан виновным по п. "а,б" ч.3 ст.159 УК РФ по двум эпизодам и по совокупности приговоров, применена мера наказания в виде лишения свободы сроком на 10 лет.